ГЛИНКА Федор Николаевич (1786 - 1880)

ПЕСНЬ РУССКИХ ВОИНОВ

Святая то была у нас война!
И ты, и ты изведала смятенье,
О, милый край, о Русская страна!
И нам, и нам грозило покоренье!

Враги как буря к нам войной -
И след их был - пожар и степи!
Для нас звенели рабства цепи,
И враг ругался над Москвой!...
Но стали русские стеной
И отстояли трон и царство.

Нас русский Бог водил к Святой войне,
И в прах от нас - угрозы и коварство!
Я признаюсь, мне часто в сладком сне
Гремит тот бой, когда спасалось царство.

Тут прежним грудь полна огнем,
В мечтах я простираю руки
И в перекатах ратный гром
И страшной битвы слышу звуки...
Но затихает дальний бой,
И слышен глас приветный славы!...

Они бегут - сии толпы врагов,
Бегут от нас, как страшная зараза!
А русский царь с Днепровских берегов,
С Задонских стран, с седых вершин Кавказа
Привел, под знамем чести рать
От берегов пустынной Лены,
На берега роскошной Сены,
Победы праздник пировать! -
Забыто все, и русский жил
Как гость в стенах столицы славной!
<40-е годы>

УТРЕННИЙ ВЗДОХ

Заря румянцем обливала
Раскаты серые полей
И нега утра лобызала
Уста серебряных лилей...

Но я, с поникшей головою,
Неясной грустим томим,
Летал мечтами над Невою
И залетал в далекий Крым

Везде покрыла небо дымом
Война, пылая и гремя.
Но в мужестве необоримом
Наш русский борется с тремя!

Не отдает без крови поля
И, ставя жизнь за каждый шаг,
У древних стен Севастополя,
Стоит скалой за русский флаг!

О, стой же у дверей России,
Сын верный! Матерь стереги,
Пока врагов железной выи
Не сломит сталь твоей ноги!
(Писано в 1854 году)

СОН РУССКОГО НА ЧУЖБИНЕ

Отечества и дым нам сладок и приятен!
Державин!


Свеча, чуть теплясь, догорала,
Камин, дымяся, погасал;
Мечта мне что-то напевала,
И сон меня околдовал...
Уснул - и вижу я долины
В наряде праздничном весны
И деревенские картины
Заветной русской стороны!...
Играет рог, звенят цевницы,
И гонят парни и девицы
Свои стада на влажный луг.
Уж веял, веял теплый дух
Весенней жизни и свободы
От долгой и крутой зимы.
И рвутся из своей тюрьмы
И хлещут с гор кипучи воды.
Пловцов брадатых на стругах
Несется с гулом отклик долгий;
И широко гуляет Волга
В заповедных своих лугах...
Поляны муравы одели,
И, вместо пальм и пышных роз,
Густые молодеют ели,
И льется запах от берез!...
И мчится тройка удалая
В Казань дорогой столбовой,
И колокольчик - дар Валдая -
Гудит, качаясь под дугой...
Младой ямщик бежит с полночи:
Ему взгрустнулося в тиши,
И он запел про ясны очи,
Про очи девицы-души:
"Ах, очи, очи голубые!
Вы иссушили молодца!
Зачем, о люди, люди злые,
Зачем разрознили сердца?
Теперь я горький сиротина!"
И вдруг махнул по всем по трем...
Но я расстался с милым сном,
И чужеземная картина
Сияла пышно предо мной.
Немецкий город... всё красиво,
Но я в раздумье молчаливо
Вздохнул по стороне родной...
1825

Родина

Есть на земле безвестный уголок,
Уединённый, неприметный.
Знакомый лес, знакомый луг, поток
И в них дух добрый и приветный.

Он издавна живёт в том уголке,
Летает птичкой по дубравам.
Шумит в бору, купается в реке
И улыбается забавам.

Сберётся ль в луг красавиц хоровод,
Он между ними невидимкой,
И под вечер он в сумраке поёт
Любовь с пастушеской волынкой.

Я не видал его в стране родной,
Но с ним почувствовал разлуку,
Когда, в очах с прощальною слезой,
Я посох странника взял в руку.

Он вкруг меня в унынии шептал:
«Куда? не я ль тебя взлелеял?».
Он за рубеж меня Отчизны провожал
И грустью на меня повеял.

Казалось мне, покинут детства друг,
Который вместе рос со мною.
Не даром же с тобой разлуку, добрый дух,
Зовут по Родине тоскою!

МОСКВА

Город чудный, город древний,
Ты вместил в свои концы
И посады и деревни,
И палаты и дворцы!

Опоясан лентой пашен,
Весь пестреешь ты в садах:
Сколько храмов, сколько башен
На семи твоих холмах!...

Исполинскою рукою
Ты, как хартия, развит,
И над малою рекою
Стал велик и знаменит!

На твоих церквах старинных
Вырастают дерева;
Глаз не схватит улиц длинных...
Это матушка Москва!

Кто, силач, возьмет в охапку
Холм Кремля-богатыря?
Кто собьет златую шапку
У Ивана-звонаря?..

Кто Царь-колокол подымет?
Кто Царь-пушку повернет?
Шляпы кто, гордец, не снимет
У святых в Кремле ворот?!.

Ты не гнула крепкой выи
В бедовой своей судьбе:
Разве пасынки России
Не поклонятся тебе!...

Ты, как мученик, горела
Белокаменная!
И река в тебе кипела
Бурнопламенная!

И под пеплом ты лежала
Полоненною,
И из пепла ты восстала
Неизменною!...

Процветай же славой вечной,
Город храмов и палат!
Град срединный, град сердечный,
Коренной России град!
<1840>

ВОЕННАЯ ПЕСНЬ

Раздался звук трубы военной,
Гремит сквозь бури бранный гром:
Народ, развратом воспоенный,
Грозит нам рабством и ярмом!
Текут толпы, корыстью гладны,
Ревут, как звери плотоядны,
Алкая пить в России кровь.
Идут, сердца их - жесткий камень,
В руках вращают меч и пламень
На гибель весей и градов!

В крови омочены знамена
Багреют в трепетных полях,
Враги нам вьют вериги плена,
Насилье грозно в их полках.
Идут, влекомы жаждой дани,
- О страх! срывают дерзки длани
Со храмов Божьих лепоту!
Идут - и след их пепл и степи!
На старцев возлагают цепи,
Влекут на муки красоту!

Теперь ли нам дремать в покое,
России верные сыны?!
Пойдем, сомкнемся в ратном строе,
Пойдем - и в ужасах войны
Друзьям, отечеству, народу
Отыщем славу и свободу
Иль все падем в родных полях!
Что лучше: жизнь - где узы плена,
Иль смерть - где росские знамена?
В героях быть или в рабах?

Исчезли мира дни счастливы,
Пылает зарево войны:
Простите, веси, паствы, нивы!
К оружью, дети тишины!
Теперь, сей час же мы, о други!
Скуем в мечи серпы и плуги:
На бой теперь - иль никогда!
Замедлим час - и будет поздно!
Уж близко, близко время грозно:
Для всех равно близка беда!

И всех, мне мнится, клятву внемлю:
Забав и радостей не знать,
Доколе враг святую землю
Престанет кровью обагрять!
Там друг зовет на битву друга,
Жена, рыдая, шлет супруга,
И матерь в бой - своих сынов!
Жених не мыслит о невесте,
И громче труб на поле чести
Зовет к Отечеству любовь!
Июль 1812

Октябрь, 2008

X