Борис Примеров  (1938 - 1995)

***

Я Русь люблю! А кто не любит?
Но я по-своему и так,
Что слышат всю Россию люди
На песенных моих устах

Я к Дону вышел и отныне,
В неподражаемом числе,
Необходим я как святыня,
Одной-единственной, земле.

И я не жажду поцелуя,
Я сам, как поцелуй, горю.
И не целованным умру я
А может, вовсе не умру!

***

Обойми, поцелуй…
А. Кольцов.


Окати меня
Алым зноем губ,
Али я тебе
Да совсем не люб?!
Солоны ветра
На устах Руси,
Хоть не спрашивай,
Хоть кого спроси.
Горячи ветра
Бьющий встречный свет,
Вдоль тропа бежит
За шагами вслед.
Снег, подкованный
Божьей милостью,
До чего ж луна
До-ка-ти-ла-ся…
Не в укор душе
Затяжной простор,
Кони мглистые
Мчат во весь опор.
Дышит млечный путь
На широкий чуб,
И срывается
Алый ветер с губ.
Я у матушки на земле один,
Коронованный
Небесами сын.
Я скопил красу,
Отдал вольнице
Позабытое
Вред ли вспомнится.
Снег подкованный,
Ночь буланая,
Поцелуй меня
На прощание.
Поцелуй меня
Да себя спроси,
Солоны ль ветра
На устах Руси.

ПОЛЫННЫЕ ПОЛЫ

Не мысль, а чувство –
Вот златая цепь! –
Вокруг стиха
Про избранную степь,
В какую, прежде чем войти,
Как встарь,
Подошвы вытри,
Милый государь, -
До хруста! –
Ибо вымыта она
И тишиной грозы уплотнена.
Через дожди
И звездные огни
Кричат густыми запахами
Дни…
Бери и пробуй
Проливную степь –
На слух, на цвет,
На вкус, на зуб, на крепь!
Пушист, цветаст
Непокоренный зной,
Я чувствую глаза его –
Спиной.
Я подставляю душу и бока –
Под ветры,
Под парные облака.
И сквозь меня –
Как струи молока,
В подойник лета
Льются облака.
Я было чуть от счастья
Не ослеп,
Когда меня
Мне возвращала степь…
Как ненавижу
Темные углы!
…Еще чисты
Полынные полы.
И прежде чем пройтись по ним,
Как встарь,
До хруста вытри ноги,
Государь…

***

Чу! По России синей-синей
Из зорь рассветных на закат
Плывет, плескаясь, мать-гусыня
С весенним выводком гусят.
Плывет по трепетным купавам,
Поближе к берегу, к земле,–
Два трепетных пятна
- - - - -на правом,
Четыре – на другом крыле.
Под ней волна, сплошь золотая,
Как бы на цыпочки встает,
И чудится гусыне стая,
Почти готовая в отлет.
В отлет, – там всякое бывает! –
Чем дальше, тем простор темней,
Но в темноте, как свет, мерцают
Протяжные крыла гусей.
Их путь, воистину великий,
Раскинулся на много верст.
Вожак ведет их по инстинкту
И по обширной карте звезд.
Бросая в ночь тугие крылья,
Зовет он их на зимний пир.
Уж серой зарубежной пылью
Горчит и пахнет целый мир.
Встает раскидистой оливой
И деревом встает иным,
Но птице не бывать
- - - - -счастливой
Под зноем многовековым.
Три месяца мелькнут,
- - - - -как что-то
Похожее на птичью грусть.
И приготовится к отлету
На Дон, на Волгу
- - - - - серый гусь.
Его потянет даль родная
С резными зеркалами вод,
Глушь, где, почти не отдыхая,
Волна на цыпочках идет.
Запретная для страха зона,
Целинный, крепкий чернозем,
Все, что как будто на ладони,
Без края ляжет под крылом.
Русь полевая, Русь лесная
Под лебединый ляжет гнет,
И вся – большая, вся – такая,
Что сразу за сердце возьмет.

***

Знаю, высоко любить – не просто,
Это значит полюбить, как встарь,
Всею мощью голоса и роста,
Всей душой твой сказочный словарь,

В коем всюду – влево и направо
Хорошо темнеют берега,
Догорают летошние травы,
Летом не попавшие в стога

В коем до вечернего налива
Близко от грачиного гнезда
Боязно отяжелела слива –
Августа прохладная звезда,

В коем, свет свой второпях нащупав,
На два мира рассекая тьму,
Жаркий Дон целует прямо в губы
Поле, подбежавшее к нему.

РУССКИЙ ЯЗЫК

Я не стесняюсь, я – мужик,
Мужицкий у меня язык.
Давно его колокола
Гудят во все концы села,
И падает, как капля с крыш,
Его пророческая тишь.
Он мудр, как богатырский сон, –
Что с ним в сравненье – Соломон?!
Живая эта речь как миф, –
Что с ней в сравненье – Суламифь?!
Его побаивался хан,
Когда набрасывал аркан
На травы шумные земли,
Чтоб тихо те себя вели.
Но ханскую пронзала грудь
Его отточенная суть!
И падала, как капля с крыш,
Его пророческая тишь.

МИКУЛА

Сергею Соколкину.

Дрожит земля от гула
Поют ручьи весну –
Ужо придет Микула
Ворочать целину.
Зимою лежебока,
Резва соха в страду,
Взрыв ровно и глубоко,
Протянет борозду.
Для ярых стрел раскрыта,
Черна – черней угля –
Сыра и духовита
Пробудится земля.
Грачи золотокрылы,
Крича, слетятся в дол
И будет шаг кобылы
Упорен и тяжел.
Корявый дуб – мужик,
Скорей рыхлись землица,
Белей блести, сошник.
Микула, что калика
С сумой, сума мала…
А ну-ка, подыми-ка!
Ай, дюже тяжела!

***

Павлу Шубину

До метелей – три недели.
Солнце – шапка набекрень.
Встал у смуглолицей ели
Пушкинский морозный день.
Встал, как будто по заказу
Ее светлости – души,
Люб для слова, люб для глаза –
Ну попробуй, опиши!
Выхваляется береза,
Что бела ее кора.
Это сделали морозы
Не сегодня не вчера.
Снег парной, душистый, милый, –
Справа – Русь и слева – Русь.
Докрасна в снегах отмыли
Лапотки с гусыней гусь.
В зиму степь впряглась как в сани,
Мчится наперегонки
С быстрым солнцем, утром ранним –
Только рвутся постромки.
Только снег большой и ровный,
Сочный, яблочный на вкус,
И алеет как шиповник,
Слева –Русь и справа – Русь.

***

Лишь начнут семиструнные зори
Семимильный прыжок через лес –
Семихолмие, семиозерье
Обратятся в семь див и чудес.
Семь чудес, семь неписаных видов
На густой урожай конопли, –
Вы откуда? – откуда планида
И откуда начало земли!
Вы откуда? – а все из оттуда,
Где, предчувствуя хлеб на столе,
В семь потов запрягаются люди
И идут по мохнатой земле.
Перед ними – родная долина,
На которой который уж год
До крови закусила малина
Перепачканный августом рот.
Перед ними, как взор полководца,
Поднимающего полки,
Знаменитое местное солнце,
Солнце луга, опушки, реки.
Луг сегодня так мастерски подан,
Так блистателен он и пригож,
Что по правде сравнится с ним полдень –
До чего ж он на полдень похож!
Будто доверху полная кружка
Спелых ягод – к великому дню,
Посидеть приглашает опушка
И отведать лесного меню.
А река размахнулася в невод! –
На все стороны, вширь и в длину, –
Я ловил в него запад и север,
Я таскал из него тишину.
Семь потов проливал над уловом,
Когти зноя ласкали меня,
Никогда я не жил на готовом,
Не чурался воды и огня.
И никто никогда не обидит
Ни за что, ни вблизи, ни вдали
Семь чудес, семь неписаных видов
На простор именитой земли.
Не убить сапогами дорогу
Наповал – ни сегодня, ни впредь.
Есть родная земля, ради бога,
Есть за что на земле умереть!

***

Из-под сердца,
Из-под ладони
Так, что вздрагивают небеса,
Развернулись зеленой гармонью
Наши северные леса.

Развернулись, причастные к ветру,
Ясным шумом хмельной головы,
Запрокинутой в росное лето
Отдыхающей синевы.

Цокот вечера голубого.
Шапку неба о землю – и стой.
Беспредельная степь
И дорога
Столбовая
Одна
Предо мной,
Бесшабашная…
Версты-кони –
Хоть не спрашивай,
Хоть спроси
О неудержной, бойкой погоне
За всем песенным на Руси.

Обсудить на форуме


Внимание! Администрируется.
Сообщения будут удалены в случае, использования одним посетителем нескольких имен,
Запрещается(!) использовать нецензурную брань и оскорблять участников дискуссии.


Декабрь, 2009

X