Виктор Заярский (г. Новороссийск)

Из книг Виктора Заярского:

& Обманчив ветер перемен 2010

***

Я шел по жизни, не склоняя головы
Не гнул спины, не лебезил лукаво.
Испил смертельный вкус молвы,
Которая, как сладкая отрава.

Я к власть имущим не просился на постой.
В друзья не лез – как и поныне.
Россия для кого-то звук пустой,
А для меня Россия, как святыня.

У праведных блюстителей закона
Удобно – теплых не искал я мест.
Вот потому без ропота и стона
Я свой несу по жизни крест.

Жизнь, безусловно, тяжела,
Но я привык к ненастью.
Судьба помочь мне не смогла
Теперь живу назло несчастью.

Доволен тем, что мне досталось.
И не скулю от всяких бед.
Казалось бы такая малость,
Но пальцем мне не тычут вслед.

Гнетущий стыд кипит во мне.
Я возмущен не веря кривотолкам.
Мне жаль, что в замордованной моей стране.
Придется жить обкраденным потомкам.
Декабрь 2008 г

***

Нас уносит от берега детства
Неизбежным течением лет.
Сзади тень, как придаток соседства,
Это старость бегущая вслед.

Не к лицу мне рядиться великим.
Слава богу, я этим не болен.
Своего нет лица у безликих
Как у ветра гулящего в поле.

Не гонюсь я за призрачной славой,
Не вскружить ей моей головы.
Слава пахнет опасной отравой,
Грязной сплетней досужей молвы.

Насолили мне в жизни не мало.
И не знаю, что ждет впереди,
Ведь судьба на меня наплевала
И шепнула: «Пощады не жди!»

Жизнь моя оказалась загадкой.
Не хочу я по ней и тужить.
Больше горькой была, меньше сладкой.
Скрепя сердце приходится жить.

Удалась ли мне жизнь? Сомневаюсь.
Состоялась ли жизнь, не могу утверждать.
Не молю я судьбу и не каюсь,
Потому и прощения нечего ждать.

Мне с досадой хотелось отметить,
Что ушло не хочу ворошить
И касаться давнишних отметин
В зарубцованных ранах души.

***

По поводу дорог в России бьют тревогу.
Их здесь разбитых, как у собаки блох.
В наших краях сам черт себе сломает ногу,
Но не найдет порядочных дорог.

Всем ясно, что дороги нас не выбирают.
Мы сами робко выбираем их.
Сухой закон у нас со смехом вспоминают.
И четверть самогона выпивают на двоих.

Совсем спилась Россия, потрясенная свободой.
А поточнее - беспросветной нищетой.
Видать свободу и работу позабыли дать народу.
Вот он свою обиду заливает самогоном, как пожар водой.

И потому неймется ветру в чистом поле.
Видать, что негодует, как и человек.
Который свою птицу раненную выпустил на волю,
Но позабыл, что отжила она короткий птичий век.

В наших краях непьющих вовсе не осталось.
Их в красной книге можно отыскать и то с большим трудом.
Вот потому береза, слишком рано старясь,
Стоит испитая над голубым прудом..
Ноябрь 2009 г. , г. Новороссийск.

***

Прямых дорог и рек, пожалуй, не бывает.
По ним мы мечемся наперекор судьбе.
А если в след нам ветер волком завывает.
Тогда становится совсем не по себе.

Без родников не будет и реки.
Любой сквозняк лицо дубит и сушит.
Потери от того совсем невелики.
Меня пугает, что мелеют наши души.

Бывает, что душа, как хлеб черствеет.
Чужих потерь такой душе не жаль.
От всех бездушных холодом мертвецким веет.
В присутствии таких ржавеет даже сталь.

Кому – то боль чужая душу греет.
Меня же угнетает мысль одна:
Без родников река, как и душа, мелеет.
А значит грош такой душе цена.
Ноябрь 2009 г. г. Новороссийск.

***

Когда с похмелья с головой в разладе
Я не гадаю, чем все объяснить.
Махну рукой, пройдет все за день
И нехочу себя казнить.

Я не люблю когда мне треплешь нервы,
Играя на больной струне.
Я не последний и далеко не первый,
Чтоб думала ты плохо обо мне.

В дальнейшем ты меня не трогай
И в мою жизнь пожалуйста не влазь.
Ведь я иду своей кривой дорогой
С тобой заведомо теряя связь.

Себе я оправданья не ищу.
Мне совесть делать так не позволяет.
Однако быть таким я тоже не хочу.
Как та собака, что хвостом виляет.
Май 2009г. Гор. Новороссийск.

***

Давай-ка, друг, тряхнем с тобою стариной.
Поднявши, сдвинем звонкие бокалы.
Сейчас мы выпьем, только по одной,
А вслед нальем, если нам будет мало.

Не верь, что сплошь кругом одно ворье.
Рука твоя дрожит - порасшатались нервы.
Гляди – ка, над Россией закружило воронье.
Видать, распоясались слишком, стервы!

Не бей ты кулаком о стол.
Побереги-ка, друг, мою посуду.
Кто совестлив, тот и остался гол.
Кто не виновен – тот и не подсуден.

Безлик Иван, не помнящий родства.
Полощется его душа, как тряпка на ветру.
Как, то зерно, лишившись естества,
Когда его в муку на мельнице сотрут.

Кто от свободы слишком ошалел.
И в ней теперь души своей не чает.
Кто от народного богатства ожирел,
Так и смотри, что скоро одичает!
Декабрь 2009 г., гор. Новороссийск.

Не вытравить в душе моей Россию.

Привет мой отчий деревенский дом.
А поточнее, здравствуй, милый.
Я вижу, что не хочешь говорить со мной, как с обгоревшим пнем.
Давно тобой забытым и постылым.

Ну, что ж, старик, поохай, повздыхай.
Ты думал, я совсем забыл тебя, беднягу?
Ну, вот, вернулся я и как хочешь, принимай.
Видать давно тобой забытого, отпетого бродягу.

-Где шлялся? - спросишь ты меня наверняка.
И каким ветром занесло назад, сюда.
Представь, старик, - моря и океаны созданы для моряка.
А в них, как эта жизнь, довольно горькая соленая вода.

Вот и вернулся я, в конце концов, туда, где был рожден.
Где моя старенькая люлька, что болталась высоко под потолком.
Теперь после разлуки долгой твердо убежден,
Что чувство Родины впитал я с материнским молоком.

Я уже стар и не уйду, видать, в моря назад.
Морская жизнь моя была прекрасна и легка
Чего насупил брови, быть может, гостю ты не рад?
Прости за все и не таи обид ты на бродягу – моряка.

Да… ты, как и я, ужасно постарел.
Как не крути, считай, с тобой полвека не встречались.
В морях я пил ямайский ром в жару, но не сгорел.
Мы, русские, нас не сломить ничем, хоть под расстрел…
Какими были мы такими и остались.

Подслеповат, ты стал, и сгорбился совсем.
К земле присел и наклонился набок.
Мне горек хлеб, который задарма не ем.
Ты обо мне поменьше слушай сплетни наших деревенских бабок.

Да, жизнь моя действительно не вся сложилась,
Но нехочу ничем тебя и ближних огорчать.
Скажи-ка правду, старина, на милость.
С чего с тобой нам свою жизнь теперь начать?

Поверь, что где б меня по свету черти не носили.
Тебя я буду помнить с первых – до последних дней.
Представь, старик, что не было, и нет на свете такой силы,
Чтоб Родину мою - Россию смогла бы вытравить в душе моей.
24 января 2010 г., гор. Новороссийск.

***

Вдруг Россияне в одночасье стали господами.
История преподнесла нешуточный сюрприз.
Теперь разводит кое-кто беспомощно руками
И смотрит на историю коровьими глазами.
Им невдомек, что катятся они куда-то вниз.
И не поймут, а что ж случилось с нами?

Видать, что наше сердце и душа с умом не дружат.
И нечего теперь так гневно разводить руками.
Ведь снявши голову, по волосам, не тужат.
Коней на переправе нам не стоило менять.
Вода и время сильно точат камень.
Зачем теперь на зеркало пенять!

Нам нужно было во время пробить тревогу.
Россия ж наш единственный оплот.
Я с господами не шагаю в ногу.
К утру проснусь, смахну со лба холодный липкий пот
И с облегчением вздохну: «Ну, слава богу!»,
Что я еще не вырос до господ.
03.06.2010 г. гор. Новороссийск.

***

Твои слова, как дождевые капли,
Что пузырятся в луже вроде б напоказ.
Куда бы скрыться, но не знаю как мне,
Чтобы не видеть твоих лживых глаз.

Одних мы ненавидим, а кого-то любим,
Но мир другим от этого не стал.
И кажется, людьми не все остались люди
Не приумножив свой духовный капитал.

Я ничего уже хорошего не жду
И говорю об этом снова.
Я, как смиренная, покорная корова
У времени иду на поводу.

Я не искал проторенных дорог.
И мир людских страстей к несчастью не постиг.
Он словно тот неуловимый миг,
Так быстро уходящий из под ног.
Май 2010, гор. Новороссийск.

***

Я печали своей не скрою.
Хвост трубою держи оптимист!
Закружусь над речною водою,
Как опавший осенний лист.

Обниму свою тень, как покойника
И мочою ее примочу.
А себя окроплю с рукомойника,
Поскулю, покряхчу, помолчу.

Дорогая моя, хорошая
Не волнуйся и не ворчи.
Слышишь сыч на хате заброшенной
Надрывается в темной ночи’.

Ах, проклятый вещун, предвестник.
Смерть накличет кому-то, как пить дать.
Сыч приносит плохие вести.
Он такой, ему незачем лгать.

Я к стеклу прислонюсь щекою.
Чтоб быстрей остудить мозги
И трясу я больной головою,
Прошу: «Господи, помоги!»
09.05.2010г. гор Новороссийск.

***

Посвящаю моему другу по духу Станиславу Гайдукову

Неужели, друг, мы постарели?
Думаю, этого не может быть!
Разве неужели, неужели?
За молодость нам старость будет мстить.

Душа как - будто не остыла.
Годы наши не беру в расчет.
Видно нас беспечность погубила.
И время быстро, мигом утечет.

Мы к несчастью рано поседели.
Нас теперь не красит седина.
Это что ж творится, в самом деле?
Мы тряхнем с тобою, старина!

Рождается надежда из тумана,
А может вдруг опять в туман уйдет,
Но я давно не жду, что с неба манна
Возьмет к ногам моим и упадет.

Яблоки в саду уже созрели.
Казалось только яблони цвели.
С тобою оглянуться не успели,
Плоды ее свой красный свет зажгли.
14 декабря 2010 г., гор. Новороссийск.

***

Ах, Россия, мать ядрена,
Сила духа и добра.
Будь, Россия, непреклонна,
Терпелива и щедра.

Ах, Россия мать ядрена,
Расправляй - ка свою грудь!
Для меня ты, как икона
Есть, бала и дальше будь!

Ах, Россия, мать ядрена,
Ты до ужаса скромна.
Будь всегда вечно - зелена,
Что б не сглазил сатана!
12 декабря 2009 г., гор Новороссийск.

***

Я жизнь свою до дна измерил.
И многих вспомнил, много осознал.
Кого любил, кому когда-то верил,
Но всех теперь по свету растерял.

Сейчас на жизнь смотрю я по - другому.
К кому-то охладел, кого-то разлюбил.
И, прикасаясь, к мнимо дорогому,
Но всех мне вспомнить не хватает сил.

Остерегаясь лжи и мерзкой фальши,
И чувствуя во всем большой подвох.
Вот потому теперь держусь подальше
От всех интриг и грязных склок.

Пожар в душе не потушить спиртным .
Им можно только усугубить.
Мир, видимо, не может быть иным.
Он сам себя бездушием погубит!

Сейчас люблю я преданных собак.
Их искренность мне ближе и родней.
Быть может, поступаю я не так,
Но к людям отношусь похолодней.

***

Друзей и недругов я растерял по свету.
Вот от того в душе саднит, но я молчу.
Друзей мне жаль, да так, что силы нету,
А недругов и видеть не хочу.

Я милости ни от кого не ждал,
А шел по бездорожью сам.
Порою падал, но потом вставал.
На радость близким и назло врагам.

Как рыба нервно бьюсь об лед
И воздух с жадностью хватаю.
Жизнь на земле - совсем не мед.
Здесь даже и не пахнет раем.

Я вспоминаю прошлое довольно часто.
Оно мне видится как сладкий сон.
И всякий раз зовет меня к причастью,
Как верующего колокольный звон.

В душе подхлестнутой волненьем
Я ощущаю легкий холодок.
Тогда ловлю прожитых лет мгновенья,
Как освежающий, бодрящий ветерок.
23 августа 2009 г

***

Не избежать мне мыслей жгучих,
Не охладить душевных мук.
Я не люблю людей липучих,
Как осенью липучих мух.

Спрошу Вас, где наши герои?
Но не пойму я одного.
Сейчас, черт знает, что мы строим
И неизвестно для кого!

О новом быть не может речи.
Прошу с застольем не спешить.
Я рад непринужденной встрече.
Раз сердце бьется, значит, будем жить.

Пора бы старое нам вспомнить.
Нальем в стаканы терпкого вина.
Еще раз я хочу напомнить.
Давайте выпьем за него до дна.
07 ноября 2008 г., гор. Новороссийск

Я подлецам обиды не прощаю

Всего нельзя объять, тем более исполнить.
Завис над пропастью, у скверны бытия.
Блажен лишь тот, кто зла совсем не помнит.
К несчастью этим не могу похвастать я.

Всем недругам моим ушедшим в мир иной,
Дай бог, подальше от меня и глубже в землю!
Господь бездушных грешников прими и успокой.
Пусть у тебя они спокойненько подремлют.

В загробный мир, переступив, порог
Мои враги рванут по трупам к раю.
Быть может, на том свете вразумит их Бог,
Хотя я в этом сильно сомневаюсь!

Я в этой жизни сделал все, что мог.
И в покаяньях лицемеров не нуждаюсь.
Пусть этим грешникам простит всесильный Бог.
Я подлецам обиды не прощаю.
Сентябрь 2009г., гор. Новороссийск.

***

Не хочу я богатеть.
Пусть кажусь наивным.
Мне, видать, дано сгореть
Порохом бездымным.

Убедительно прошу
Не сердись.
Я в душе тебя ношу,
Мучаясь всю жизнь.

Спросишь, как мои дела?
-Лучше всех.
-Только б жизнь не подвела…
Слышу смех.

-Я, представь, еще держусь,
Хоть скреплю зубами
А в душе такая жуть -
Пропасть между нами.
Октябрь 2008г.

***

Я первым никогда не оскорблю
Чего бы это мне не стоило.
Но когда надо за рога быка ловлю
И молча загоняю в стойло.

Я далеко не мотодор
И не люблю корриду,
Но в жизни не терплю позор
И никому себя не дам в обиду.

Истоки хамства никогда
Представьте, никого не греют.
Истает снег в горах тогда
И реки, как душа мелеют.
Сентябрь 2009 г. г. Новороссийск

* * *

Теперь мне не пристало время веселиться.
Когда смотрю на этот лживый белый свет.
Я, видно, упаду, как опадают с веток листья.
Они, как пожелтевшие страницы,
Моих давно прожитых и бесцветных лет.

Со временем у ближних тоже увядают лица.
Безволен взгляд, припрятанный в глазах.
Им тоже, видно, не пристало время веселиться.
Они листают, как и я, свои страницы,
И прячут горький привкус на обескровленных губах.

От этих лиц и окаянных мыслей стыну я.
Видать о прожитом не надо вспоминать.
Вокруг все матом кроют свою жизнь постылую.
Мне этим голову не стоит забивать.
Иначе мои мысли меня могут доконать.

Из сердца и души их колом нужно гнать.
Что б не сочился гнев из провалившихся моих глазниц.
Пусть обреченность не сквозит из под ресниц.
Что было, то прошло, его не стоит проклинать.
И на кресте себя не надо распинать.
Найдутся те, кто это сделает легко, кому на Русь плевать!
31 января 2010 г., гор. Новороссийск.

***

Ветер, стерва, взлохматил деревья.
Он такую им взбучку дал,
Что скулили они по всей деревне.
До печенок он их достал.

Этот ветер, развей - горе.
Утопить бы его в воде.
Может сон его сморит,
Чтоб не шастал нигде.

Не хочу никого будоражить.
Никого не хочу упрекать.
Не отучишь бродягу бродяжить
Свое счастье по свету искать.
10.05.2010г., гор Новороссийск.

***

Затяните свой пояс потуже,
До утра не смыкайте век.
Сытость с голодом явно не дружит,
Не понять им друг друга вовек.

Кто-то жаждет чужой крови
И на всех он глядит с высока.
Робко ловим мы взгляд коровий,
Когда хочется молока.

Дай вам бог то, что вы хотите.
Обольщенье испортит ваш взлет.
Ведь не дремлет сам бес искуситель,
Пусть береженого – бог сбережет.
20 мая 2010г., гор. Новороссийск.

***

Льстивый ветер лисою стелется,
Весь из кожи лезет вон
И поет свои песни ползучей метелице
Под церковный прозябший звон.

Никогда о потерях не плачу
И в последствии не грущу.
Я привык к своей жизни собачьей
Всем собакам обиды прощу!

Наставляли, чтоб вел я себя достойно,
Чтоб не краснел за меня закат.
Порой загоняли в стойло,
Как своенравного быка.

Я сгибаюсь под лживою ношей,
Как уставший так долго ждать.
Обещали мне много хорошего,
Но, видать, позабыли отдать.

Жизнь свою я никак не устрою
И с надеждой гляжу на закат,
Но плывут и плывут надо мною
Ватно-рыхлые облака.

Ни сноровки во мне, ни хватки,
Что поделать не знаю сам.
Опрокинула жизнь на лопатки,
Искусала меня, как оса.

Что мне делать, не знаю, ей-богу.
Сохрани меня бог, упаси.
Я совсем, потерявший дорогу.
И, как странник, брожу по Руси.
09.05.2010г. гор. Новороссийск.

***

Утром встаю, душа ноет.
Дурной сон застрял в голове.
Во дворе мой пес волком воет
И катается, как шальной, по траве.

Подари мне немного терпения
И удачи хоть чуть подари.
Слышу птиц за окном песнопения
На осколке кровавой зари.

Вот смотрю я с надеждой в небо.
Мне чужой беды не занимать.
Обнимаю краюху хлеба,
Как родную любимую мать.

Скоро ближним я в тягость стану.
И слоняюсь то там, то тут.
Никогда не поверю обману,
Будто груши на вербе растут.

За добро не всегда добром платят.
От того и горько бывает под час.
Берегите смолоду платье.
Оно к старости согреет вас.

У причала – бывает начало.
У конца – лишь законченный путь.
Каждый тянет к себе одеяло,
Чтоб в тепле отдохнуть.

Облака проплывут над Европою,
Покидая любимую Русь,
Видно следом за ними протопаю
И сюда никогда не вернусь.

Не привыкший я в жизни злословить.
Невозможное мне не объять.
Свое счастье каждый ловит,
Как под стрехою воробья.
19.05.2010г.,гор.Новороссийск.

Обсудить на форуме


Внимание! Администрируется.
Сообщения будут удалены в случае, использования одним посетителем нескольких имен,
Запрещается(!) использовать нецензурную брань и оскорблять участников дискуссии.


Октябрь, 2010

X