Любовь Шифнер, Германия, Кёльн

Из книг Любови Шифнер:

& Размышления о вере и религии 2009
& Знак судьбы 2008
July 18, 2009 8:58 PM
Здравствуйте!
Обращается к Вам Любовь Шифнер из Кёльна.
Родом я из Подмосковья. В 1995 году с мужем, российским немцем, переехала в Германию, в город Кёльн. В России у меня остались родные и друзья, судьба которых, как и судьба нашей многострадальной страны, меня волнует. В новой стране начала писать стихи и современную прозу (очерки, рассказы, повести). Некоторые из них были опубликованы в русскоязычной прессе Германии. В 2008 году выпустила книгу рассказов и повестей «Знак судьбы».
Высылаю Вам свою поэтическую подборку
"И ЧТО ОСТАВИМ О СЕБЕ?"
С уважением. Любовь Шифнер.

И ЧТО ОСТАВИМ О СЕБЕ?

***

«Пошли нам, Господи, терпенья...»
Рабы лишь просят в упоении.
Вот эту фразу ты забудь,
проснись от сна, спасай же Русь!

***

Коль сорняки пролезли в огороде,
их надо рвать с корнями из гряды.
Иначе нежные растений всходы,
бурьяном зарастутот вражеской среды.

И у людей подобное творится.
Для большинства трудиться значит жить.
Спокойный день им может только сниться,
их кружит карусель с названьем жизнь.

Другие любят жить легко,
без нравственных устоев.
И учатся они, чужое как урвать.
Девиз такой хватательной работы -
Побольше выкачать и дорого продать.

Перед чертой конца неважно, что имеешь,
в каком гробу придётся почивать.
Обряд души нисколько не согреет.
Придётся бедной горестно страдать.

***

Всевышний Скульптор
Из земли создал
Свои творенья,
И жизнь им дал,
Душою наградив.

А человек – любимое дитя
И разум получил в придачу,
Чтоб выполнить Отца задачу,
Развить себя духовно.

О, если б человек
Всё это осознал,
Так низко никогда б не пал.

Что наша плоть?
Уйдет к земле,
И что оставим о себе?

Ведь можно проще жить,
Достойно, без надрыва,
Души тепло дарить,
И любоваться Миром.

***

Свой день рожденья мы уже не ждём,
он к нам приходит, как бы исподволь.
Напомнив нам, что скоро мы уйдём
туда, где будет вечный дом.
А может и не дом, а духа маята.
Познать такие тайны не сможем никогда.
Всё в этом мире шатко, соблазны, много зла.
Попробуй, не сорваться в круговорот греха.
Но выбрать может каждый
Как жизнь свою прожить:
быть с совестью в согласье
иль душу загубить.

Кощунство

Каким кощунством обладать,
чтоб бога сообща избрать,
как было в Риме.
Вселенский так Собор решил -
Христа он богом окрестил
по воле Константина.

Был император не простак,
для силы власти сделал так
и принял догмы эти.
Чем хороша «благая весть»?
С ней можно на народ насесть,
оставив лишь мечту ему
о жизни после смерти.

Каким кощунством обладать,
чтоб человека богом величать,
а заодно и мать его,
зачавшую без мужа
назвать девицей пресвятой.
Куда уж хуже?

Несложно человека задурить
коль корни его предков подрубить,
а заодно и прошлое убрать,
как стало с Русью.
Историю затёрли дочерна.
Обманом и мечом ввели Христа,
чтоб легче управлять
народом русским.

Пора душе открыть глаза
и сбросить гнёт оков
раба на этом свете.
Тысячелетие назад
ведь был и Ваня не дурак,
уж вы поверьте.

***

Когда ребёнок слаб и мал,
Он любит мать и к ней стремится.
Но как окрепнет, может вдруг
Спиною к ней оборотиться.
А мать, смахнув слезу рукой,
Слова найдёт, чтоб оправдать.
Когда внимания захочет,
есть способ –
что-нибудь отдать.

***

В природе птиц, зверей
закон простой:
коль выросло дитя,
опеки – ноль.

Частенько у людей
порядки веселей:
Опеку получай
хоть до седых бровей.

И тянут старики
сей тяжкий крест.
Пора б его спихнуть
да страх заест.

Обидится дитя
и не придёт совсем.
Останешься один
среди холодных стен.

***

Как часто не хватает нам терпенья
поймать удачу, лезем напролом.
Потом жалеем прошлые мгновенья,
что просмотрели суетливым днём.

И жизнь проходит мимо, без оглядки,
коль ты не понял правила игры,
но шанс имеет каждый осмотреться,
и в даль идти, переменив пути.

Пусть жизнь играет с нами непрестанно,
то бросит кверху, то к земле прижмёт.
Плохое всё забудется когда-то,
душа, как в мае вишня, расцветёт.

***

О счастье думают,
гадают,
а как поймать его,
не знают.
Мечтают - каждый
о своём.
По сути, видят радость
в нём.
Кому-то счастье –
лишь успех
и в жизни суетной
прогресс.
А кто-то ждёт,
что счастья дух
лишь посетит
любовью двух.
И будет создана
семья.
Там – дети,
новая стезя.
С душой
в согласье
важно быть.
Свой век
На Родине
прожить.

Когда в своей
стране живёшь,
где нет вражды,
страданий, слёз.
Такое счастье
пожелай и от себя
не отпускай.

***

Вот новый термин появился:
«Он дело делает своё».
И с этим твёрдым убежденьем
Пойдёт в делах своих на всё:

Предаст друзей, жену иль мужа,
Порой детей, отца иль мать.
А кто укажет, что негоже?
Ведь можно далеко послать.

Не понимает лишь одно:
Посеешь ложь - получишь зло.

***

Часто мы пеняем на судьбу,
всем твердя, она у нас такая…
Забывая о причинах зла,
что в своём характере взрастаем.
Рано мы характер создаём,
из поступков, мыслей и желаний.
На нас давит генный водоём,
и отчасти – наше воспитанье.

***

Дайте радости душе,
грустно быть всегда в узде.
Дайте волюшку душе,
ей печально в кабале.

Как цветок она живёт.
Без тепла – не расцветёт.

Где наш дом родной?

Пока мы с мужем обустраивались в Германии, несколько лет промчались, как один день. Всё время приходилось чего-то добиваться: то правильных документов, то жилья, но когда основные проблемы были решены, в нашу душу стали закрадываться сомнения: «Правильно ли мы сделали, уехав на чужбину да еще в немолодом возрасте?» На ум приходили крылатые изречения типа: «Везде хорошо, а дома лучше». В мечтах рисовался небольшой зеленый городок в России, где можно спокойно жить нам, пенсионерам, наслаждаясь чистой экологией и свежими продуктами. Не без колебаний приступили мы к осуществлению заветной мечты. Что могли, продали, многое раздарили, прослышав о сложностях переезда с вещами через границу.
Осуществлять проект я отправилась первой, мне надо было приобрести подходящее жильё. Перед мужем стояла другая задача. Он должен был с оставшимися вещами приехать в Россию на машине, благо, что нашёлся человек, взявшийся осуществить эту нелёгкую поездку.
И вот я в России! Москва продолжала расти и вширь, и ввысь. Однотипные островки многоэтажных новостроек поднялись по всему мегаполису. Банки и казино стали основными атрибутами московских улиц.
Центральные улицы подмосковных городов уже напоминали столицу: ухоженные проспекты, современные магазины-супермаркеты, добротные автобусы и новые маршрутки. На окраинах всё оставалось по-прежнему: разрушающиеся здания, колдобины и кучи мусора у переполненных контейнеров. Это пространство предназначено для обычного, бедного люда. Так называемые «новые русские» предпочитают жить в своих виллах и коттеджах на окраинах городов, укрепляя их, как средневековые рыцари свои замки, высокими каменными заборами.
Много городов я объездила, пока убедилась, чем дальше от столицы, тем беспросветнее. Торговля в городах кипит у рыночных лотков – здесь дешевле, чем в современных магазинах. Все торговые точки укомплектовали игровыми автоматами, вокруг которых крутился и стар и млад, прожигая последние крохи. На каждом углу - кафе и забегаловки с образными названиями. Некоторые из них, как закусочная «Вечный зов» на трассе Москва - Нижний Новгород, напоминает о естественных человеческих потребностях. Другие, как кафе «Пенальти» в городе Серпухове, возможно, предостерегают распоясавшихся клиентов. А вокруг грустные озабоченные лица россиян, несмотря на переизбыток развлекательных программ по радио и телевидению.
Исколесив почти всю Центральную Россию, я обнаружила, что большинство деревень заброшено, а незасеянные поля поросли бурьяном. Поэтому на прилавках магазинов и ларьков в изобилии лишь импортные товары не лучшего качества и по высоким ценам.
Всё это навевало на меня печальные мысли, но я решила осуществить намеченную цель – вернуться в Россию. «Живут же здесь люди, - успокаивала я себя. – А чем мы лучше их?» Я попыталась вновь обосноваться в своём родном городе, но денег на покупку квартиры не хватило. Мне посоветовали обратить внимание на жильё во Владимирской области, там действительно квартиры оказались дешевле. Но это была уже не Московская область: повсюду разруха, и старые, давно списанные автобусы, курсировали по разбитым дорогам. Я посетила посёлок городского типа, построенный в семидесятые годы для учёных-биологов. Когда-то это был образцовый населённый пункт для людей науки. О былом величии напоминали здания Дома культуры и бассейна, которые пока ещё действовали, благодаря энтузиазму их низкооплачиваемых работников. За тридцать лет строения обветшали и требовали ремонта, но транспарант, установленный на центральной площади, сообщал, что посёлок был признан лучшим в области. Что же искать в других населённых пунктах? И я решила поселиться здесь, и обратилась в агентство недвижимости. Там мне предложили посмотреть однокомнатную квартиру. Всё устраивало, кроме цены. Родные и друзья отозвались помочь. Кое-как я наскребла недостающую сумму, купила квартиру, и сообщила мужу радостную весть. Загрузив до отказа пикапчик домашними вещами, муж отправился в дальнюю дорогу. Водитель попался опытный – быстро домчались до границы с Польшей. Отдохнув пару часов в придорожном отеле, поехали дальше.
- Так, глядишь, и до России доберёмся без проблем,
- радовался муж.
- Ты подожди радоваться, ещё надо Белорусскую границу проехать, да и в России найдутся желающие нас потрясти, - предупредил шофёр. Водитель оказался прав: много купюр в евро пришлось выложить мужу проворным работникам пограничной службы, а потом российским гаишникам, чтобы добраться до места назначения. Всегда тому находилась причина: то груз слишком велик, то превысили скорость на два километра в час.
Наконец, мы почти осуществили свою мечту, въехали в собственную квартиру. Остались формальности. С этой целью я отправилась в отделение милиции для получения внутреннего паспорта, который у меня изъяли при выезде в Германию. Начальница учреждения наотрез отказалась выполнить просьбу и выдать документ.
- Вы должны поехать в Германию и сняться с учёта в Российском консульстве, - мотивировала она свой отказ.
- Я же вернулась в Россию. Вы можете по факсу попросить консульство сделать это без моего присутствия. Ведь дорога туда стоит больших денег, - попыталась я уговорить начальницу.
Чиновница была непреклонна, но я нашла другой способ. Временно зарегистрировавшись в квартире моей матери в своём родном городе, я получила нужный документ. Вновь я пришла в паспортный стол по новому месту жительства, чтобы получить регистрацию в собственной квартире. Начальница удивилась, увидев у меня новенький паспорт.
- Вы должны представить мне справку, на каком основании Вам выдали этот документ, - заявила она.
Долго возмущались чиновники, выдавшие паспорт, но, пожалев меня, дали нужную бумагу, в которой так и записали, что паспорт получен гражданкой России на основании закона.
Все хлопоты позади, мы отремонтировали и благоустроили свою квартиру. Нас радовало новое место жительства. Мы восторгались лесом в округе посёлка. Но вскоре мы заметили, что много деревьев было уже вырублено под дачные застройки, остальные лесные участки оказались захламлены стихийными мусорными свалками. Зато грибов в округе - хоть косой коси, а чернику можно вёдрами собирать. Позже мы узнали, откуда такая урожайность: одновременно со строительством посёлка в нескольких километрах от него организовали захоронение радиоактивных отходов Обнинской атомной станции, якобы для изучения влияния радиации на растительный мир. Этот эксперимент длился десятки лет.
Снова мы успокаивали друг друга: «Живут же здесь люди, может быть, и мы привыкнем». Тем временем я оформила пенсию по старости, которая, как и у многих россиян, была мизерной. Всё чаще приходили мысли, что на одной пенсии не проживёшь, надо искать работу. Недалеко от посёлка расположился санаторий, и я была уверена, что там-то я смогу устроиться медсестрой со своим медицинским дипломом. Начальница отдела кадров скептически посмотрела мою трудовую книжку и предложила работу уборщицы. - Как же так? Я же по специальности фельдшер.
- Вы давно не работали по специальности, и взять Вас на должность медсестры я не имею права, - ответила несговорчивая начальница. Но удача улыбнулась в другом месте, меня оформили в санитарную станцию посёлка на должность помощника врача. За небольшую зарплату я должна была брать пробы воздуха и воды на микрофлору в производственных помещениях многочисленных фармацевтических фирм, разросшихся, как грибы, вокруг посёлка. Клубы пыли из лекарственных препаратов витали в воздухе цехов, где работали люди. «Стоит ли мне травиться на старости лет?» - размышляла я, и через месяц уволилась.
Наступившие новые времена принесли много проблем простым людям. Найти работу и удержаться на ней, было сложно, многие остались за бортом общества. Пенсионеры могли рассчитывать лишь на самые непрестижные и низкооплачиваемые работы. Люди с высшим образованием работали дворниками и уборщиками, иначе на одной пенсии не проживёшь. Нередко пожилым людям приходилось помогать семьям своих взрослых детей, оставшихся без работы. Тем временем гостевая виза мужа заканчивалась, и я начала добиваться для него вид на жительство. Это оказалось трудной задачей, хотя мой муж всю свою жизнь прожил в России и имел сорок лет трудового стажа. Вспомнилось, как я получила вид на жительство в Германии, как жена немецкого гражданина в первые же дни пребывания в ФРГ.
Вначале мне нужно было вызвать мужа в гости, хотя он находился рядом со мной, но по приглашению моей матери. Для оформления визы я обязана была иметь денежные средства в сумме двух прожиточных минимумов, а моя пенсия не дотягивала и до одного минимума. Мужу предстояло сдать многочисленные анализы, чтобы доказать чиновникам отсутствие у него СПИДа, туберкулёза, алкоголизма, и других тяжких заболеваний. Он должен был также представить справку из Германии об отсутствии судимости. Не менее тернист путь возвращения в Россию русских людей из бывших союзных республик. Много страданий и унижений испытывают они, посещая визовые учреждения. Другое отношение чиновников к представителям кавказской и среднеазиатской национальности. Самоуверенные и энергичные, они без лишних хлопот получают Российское гражданство и заселяют города России. Бесконечное хождение по бюрократическим коридорам власти натолкнуло нас на мысль: «А стоит ли растрачивать свои душевные силы и здоровье на право полунищенского проживания в России?»
Всё чаще вспоминалась Германия с отлаженным бытом, чистотой и порядком. «От добра добра не ищут, - пришли мы к выводу. - Пора возвращаться в Германию, благо, что не все концы мы там обрубили».
Любовь Шифнер 2005 год.

Берег Турецкий

Средиземное побережье Анталии издавна притягивает туристов тёплым ласковым морем, ухоженными широкими пляжами, многообразием свежих овощей и фруктов. Территории многих отелей утопают в зелени оливковых кустарников и раскидистых плодовых деревьев. Даже жаркие ослепляющие лучи солнца не пугают отдыхающих. Удобно расположившись под широкими зонтиками или забравшись в тёплую морскую водицу, курортники спасаются от дневного зноя. Мы решились поехать в Турцию в бархатный сезон - в сентябре, но были разочарованы. Сентябрь в этой стране - жаркий месяц.
При выборе отеля я заглянула в интернет. Встретить одни благоприятные отклики – большая редкость. Как говорится, сколько людей – столько и мнений. Кому-то не нравится гремящая по ночам шумная дискотека, а кто-то страдает от недостатка развлекательных программ. Кто-то предпочитает шашлык из мяса, а кому-то нужна щадящая или вегетарианская диета. Поэтому мы с мужем не стали полагаться на отзывы, а сделали ориентир на категорию отеля, близость его к морю и на принцип «всё включено».
Приземлившись поздно ночью в суперсовременном аэропорту Анталии, мы направились к автобусу, который быстро нас доставил в город Сиде. Часовая поездка в охлаждённом кондиционером салоне по широкой скоростной магистрали не была утомительной, но дорожная усталость напоминала о себе, и мы мечтали поскорее расслабиться в удобном номере четырёхзвёздного отеля.
Наконец, мы у цели. В фойе отеля «Hera Park» нас радушно встретил коренастый черноволосый мужчина - дежурный по отелю. Он быстро оформил наши документы, любезно предложил поужинать. Мы вежливо отказались, предвкушая сладкий сон. Неожиданно лицо работника отеля стало озабоченным, и он грустно заметил:
- У нас сейчас в отеле большой наплыв отдыхающих и нет свободных стандартных номеров. Поэтому мы можем вам предложить два варианта: либо вы поселяетесь в нашем отеле, но в номере без окон, либо вас отвезут на машине в равный по категории отель, расположенный по соседству.
- Мы заказали путёвки заранее, и вы должны были правильно всё спланировать, - возмутился муж.
- Иногда возникают неувязки, - спокойно возразил мужчина.
- Так называемый эконом номер расположен в подвале? – поинтересовалась я, вспомнив упоминание о подобных комнатах в отзывах в интернете.
- Именно так, - подтвердил работник отеля. – Но это всего лишь на два дня. А за причинённые неудобства вы получите бутылку вина и фрукты.
- Ваши подарки не смогут сгладить негативного впечатления от вашего приёма, - с горечью отметила я. - Но мы согласны ехать точно в такой же отель, как ваш, чем ночевать в подвале.

Через несколько минут наши вещи были погружены в багажник небольшого старенького автомобиля, и нас повезли по тёмным улицам города на новое поселение. Обещанные несколько минут поездки растянулись до двадцати, и мы оказались перед входом в мрачное строение с вывеской «Holyday Familie», что в переводе означает «Семейный праздник». Сквозь ночные сумерки с одной стороны «праздничного» отеля просматривался пустырь, с другой стороны гудела транспортная магистраль, а вдыхаемый воздух напоминал о близости скотного двора. Растерянные и обескураженные мы вошли в тесное фойе и спросили у дежурного, сколько звёзд в отеле.
- Три, - не моргнув глазом, отчеканил дежурный, хотя впоследствии мы узнали об отсутствии какой-либо категории у этого курортного заведения.
- В таком случае сообщите в наш отель, чтобы завтра с утра за нами прислали машину и отвезли обратно, мы не хотим здесь оставаться дольше одной ночи, - потребовали мы.
Черноглазый парнишка согласно кивнул и проводил нас в номер. Я сразу зашла в ванную, чтобы принять тёплый душ. Во избежание потопа освежиться не удалось - слив был засорён и вода не спускалась. Возмущённые столь неординарным приёмом, мы расположились в постели и попытались уснуть, но было тщетно. Сквозь щели в окнах в комнату проникал дорожный шум, давно обжившие гостиничный номер, комары гудели и шли на таран к обнажённым частям тела, а грохот монотонной музыки сообщал о наличии где-то по соседству ночной дискотеки. Ближе к утру нам всё же удалось забыться, но ненадолго. Нас разбудил заунывный рыдающий голос мужчины, пробивающийся к нам в комнату с улицы через мощные динамики репродуктора. Так своеобразно звучала каждодневная утренняя молитва из исламской мечети.
Утром я посмотрела бумаги, вручённые нам водителем автобуса из аэропорта Анталии, и обнаружила письмо от Мустафы, ответственного за наш отдых в Турции. По всем возникающим проблемам он советовал обращаться лично к нему. Эту важную информацию мы взяли на заметку, и с нашим багажом спустились в фойе отеля. Дежурный нам тут же сообщил, что за нами не приедут, так как в отеле нет мест. Возмущённый муж тут же позвонил нашему администратору.
- Как это нет мест, - прокричал он в трубку. - Срочно пришлите за нами машину, в противном случае я буду разговаривать с Мустафой.
На другом конце провода возникла пауза.
- С каким Мустафой? – прозвучал удивлённый голос.
- Вам лучше знать, кто такой Мустафа. Он работает в вашей сфере, - уточнил муж.
- Хорошо. Мы сейчас пришлём за вами машину.

Через час мы уже обживались в своём отеле в прекрасном номере, с балконом и видом на море.
Позже мы узнали, что почти все прибывающие в отель Hera Park получают подобный приём, если не догадаются вручить администратору презент в виде денежной купюры. Некоторым отдыхающим приходится жить в чужом отеле или в номере подвального помещения по нескольку дней. Есть только два способа быстрого решения проблемы: скандалить или дать взятку.
А причина такого положения довольно прозрачная и заключается в наличии так называемых экономических или, проще говоря, подвальных номеров, которые приобретают туристы по незнанию, а потом платят деньги работникам отеля за перевод их в нормальный номер. Поэтому стандартных номеров не хватает, а иногда искусственно создаётся их дефицит.

Каждое утро мы пробуждались от страдальческого молитвенного плача, транслирующегося из местной мечети на всю округу, ему вторил местный петушок, исполняя свою предрассветную песню скрипучим срывающимся голосом. Со временем мы привыкли к подобным звукам и даже использовали их в качестве будильника. Скромно позавтракав, мы отправлялись к морю и погружались в тёплую, искрящуюся на солнце водицу. Наслаждение от морских купаний и вечерние прогулки по многокилометровой красивой набережной восстанавливали душевное равновесие и отвлекали от негативных мыслей. Неважно, что в ресторане нас не баловали свежими фруктами, кроме как зелёными яблоками, а дважды в неделю мы не могли уснуть от бушующей в подвале до глубокой ночи дискотеки. Вопрос с фруктами мы быстро решили, покупая в окрестных магазинчиках румяные персики, янтарные груши и сладкий нежный виноград. Привыкнуть к дискотечным ритмам было сложнее, приходилось допоздна засиживаться возле телевизора, чтобы отвлечься от навязчивой барабанной дроби.

Многочисленный персонал отеля был всегда весёлым и коммуникабельным. Работники охотно затевали разговор с гостями, в большинстве случаев выходцами из России и Германии на их родном языке. У нас сложилось впечатление, что хозяин курортного заведения задался целью пристроить на работу всех своих близких и знакомых. Даже за стойкой небольшого бара, где кроме пива и турецкой водки ничего не было, работало двое молодых крепких парней. Ещё одна парочка джигитов с картонными папками подмышкой сновали по отелю и его окрестностям. Они настойчиво приглашали отдыхающих на экскурсионные поездки и посещение турецкой бани с одновременным сеансом массажа. Обслуги в зале ресторана было в избытке. Не успеешь отставить использованную тарелку в сторону, как ловкий официант тут же её подхватит и быстро отнесёт в моечное отделение. Если бы столько резвости было у поваров, а то заладят одни и те же блюда на обед и ужин. Да и завтрак не радовал. От ледяных йогуртов сводило зубы, а от заправленного красным жгучим перцем омлета на глаза наворачивались слёзы. Но если прийти на завтрак позже, то можно заправиться оладушками, сверкающими яркой желтизной от переизбытка соды. Их с усердием выпекал плотный мужчина с белым передником на солидном животе, удобно расположившись вместе с жаровней у входа в ресторан.
Мы не переставали удивляться разнообразию предложенных в отеле напитков, но только питьевая вода и кефир нам пришлись по вкусу. Редкий отдыхающий выпивал повторно стакан белого или красного сухого вина из солидных деревянных бочек. Резко-кислый вкус напитка мало кого устраивал. Пиво правильнее было назвать пивной водой, так мало было здесь пива. Фруктовые соки только запахом отдалённо напоминали обозначенные фрукты и ягоды. Даже настоящим кофе нам ни разу не удалось насладиться, а приходилось довольствоваться растворимым из автомата.

Как-то мы с мужем решили воспользоваться услугами местного парикмахера. В течение нескольких дней молодой черноглазый парнишка с осветлёнными и подкрученными волосами подсаживался к нам за столик в фойе и заводил разговоры на немецко-русском языке. Окончательно уяснив, что мы выходцы из России, он почему-то c восторгом упомянул имя Абрамовича и предложил нам недорого постричься. Мы рискнули согласиться, и в назначенное время я удобно расположилась в кресле небольшого уютного салона. Весёлый балагур-мастер начал энергично щёлкать ножницами над моей головой, срезая с прядей не более одного миллиметра. Заметив грубую имитацию, я сделала замечание. Но парень, как ни в чём не бывало, продолжил свою работу в прежнем духе, а через несколько минут подошёл к финалу. Поднимаясь с кресла, я указала на пол, и недоуменно покачала головой. На полу почти не было обрезанных волос. Будто не понимая причины моего недовольства, парень одарил меня лучезарной улыбкой и попросил пять евро. Расплатившись с чудо-мастером, мы с мужем направились к выходу. - Куда же вы? Я ещё должен постричь мужчину!
По вашему образцу я и сама это ловко сделаю, - грустно пошутила я.

Город Сиде, где мы отдыхали, имеет древнюю историю. Более трёх тысяч лет назад греки основали это поселение. Менялись эпохи, появлялись новые хозяева. Были здесь и персы и римляне. В 7-9 веках эти места были окончательно завоёваны арабами и вошли в состав Османской Империи. Хотя Сиде стал мусульманским городом, остатки древней греческой культуры до сих пор сохранились. Турки не уничтожили памятники старины в виде полуразрушенных крепостных стен, каменистых плато и величавых колонн, гордятся ими и активно используют их для привлечения многочисленных туристов.

Мы тоже решили соприкоснуться с глубокой древностью знаменитого региона и направились в исторический центр города.
С восхищением мы рассматривали фрагменты когда-то могучих каменных стен, замерли от удивления возле череды высоких колонн, украшенных замысловатыми лепными фигурами. Неожиданно к нам подошёл черноволосый парень и поинтересовался, что мы ищем. Мы спросили о храме Аполлона.
- Надо спуститься вниз. Тут недалеко, я провожу вас, - любезно предложил он.
- Если недалеко, то мы и сами найдём.
- Дело в том, что я направляюсь в то место. Там мой друг работает экскурсоводом, - уточнил турок.

Через пять минут мы оказались возле старинной арки, состоящей из двух белоснежных колонн высотой около десяти метров с округлой толстой перекладиной, украшенной лепными масками античных героев.
- Вот всё, что осталось от храма, - печально заметил наш провожатый.
- Всё равно впечатляет, - воскликнула я с восторгом и протянула турку одно евро в знак благодарности.
- Но мне мало одной монеты, - разочаровался парень.
- А у нас нет мелких денег.
- Здесь неподалёку есть магазины, где можно разменять крупные купюры, - посоветовал провожатый.
- Мы торопимся на ужин, - пояснили мы и направились в сторону нашего отеля.

Подобное навязчивое внимание ощущаешь лишь в курортных городах Турции. Возле многочисленных ресторанов, кафе и курортных магазинчиков, тебя встречают широко улыбающиеся турки и на трёх языках: английском, немецком и русском настойчиво зазывают в свои заведения.

В больших городах никто не обращает на тебя внимания, но при малейшей просьбе турки охотно откликнутся и предложат помощь. Приятно путешествовать по Турции на общественном транспорте. Чистота, охлаждённый кондиционером воздух, удобные сидения порадуют вас. Пожилым людям уступят место. В каждом автобусе дальнего следования имеется сопровождающий. Он принесёт влажные салфетки для охлаждения и очищения рук, предложит бутылочку минеральной воды.

Солнечная Турция оставила у нас благоприятное впечатление, хотелось бы надеяться, что c отелем нам просто не повезло.
2010

Октябрь, 2010

X