Виктор Дронников (умер 2008) г. Орёл

Моление о витязе

За ушедшего на битву
За последний русский край
Я шепчу одну молитву:
— Витязь мой, не умирай...
Подрывной волной фугасной
Гнут Россию на излом.
Господи, не дай погаснуть
Русской жизни под огнем.
По крови бежит остуда,
Как от раны ножевой.
Витязь мой, приди оттуда
Невредимый и живой.
......................................................
Сколько русской крови льется...
Господи, не покидай
Всех, кто бился,
Всех, кто бьется
За последний русский край.
Вот и вся моя молитва
До последнего конца,
Только б слитно,
Только б слитно
Бились русские сердца.

* * *

О, Русь, Россия, как разнится
В стихах поэтов образ твой:
Для Гоголя ты тройка-птица,
А Блок назвал своей женой.

Я потому пишу об этом,
Что мне нисколько не смешно.
К таким классическим поэтам
Быть непочтительным грешно.

Своя у каждого Россия!
Но в чёрный день, забыв свое,
Какое сердце не просило
Победы Божьей для неё!

Когда земель её алкали,
Тех, кто на стягах носит ночь,
Соединенными полками
Она отбрасывала прочь!

Россия русским — Берегиня,
“И синь, упавшая в реку”,
И безутешная княгиня
В бессмертном “Слове о полку”.

И для меня, как свет в оконце,
С рождения до крайних дней
Россия — лик! Россия — солнце
С чертами матери моей!

Русский колодец

Егору Семёновичу Строеву

Я побывал в твоем краю...
Прими привет родного края.
Люблю я родину твою,
А Родина — всегда святая!
Когда душа не под замком,
Добро всегда в ней отзовётся.
Прими поклон от земляков
И от отцовского колодца.
Глубинный ток живой воды
Не перестанет в нём струиться.
Былого стёрты здесь следы,
Но можно хоть воды напиться.
Здесь матери твоей лицо
Светило в низкие оконца...
И здесь дороже всех венцов
Венцы отцовского колодца.
Ты помнишь детство под огнём,
В кювет уткнувшееся небо...
Землянку... Тени за столом...
И на столе ни крошки хлеба...
Мужского детства даль и высь...
Вот потому, как светом веры,
Ты чёрным хлебом меришь жизнь,
И в мире нет точнее меры...
Чернеет тающий февраль.
И скоро зелени открыться...
Как юбилейная медаль,
Звенит в твоём саду синица.
Ты здесь во всём... Ты растворён
Полями, далью, небесами...
И потому как озарён
Такими синими глазами
Здесь всё твоё: трава, цветы...
Вся Русь от края и до края.
От зависти и клеветы
Тебя хранит земля родная.
Не предадут тебя поля.
Твоим корням я поклонился...
Благословенная земля!
Благословен, кто здесь родился!

* * *

От самого себя отстану,
От этой жизни перемётной.
Ни к чьей не прибиваюсь стае,
Поскольку я неперелетный.

Не лезу под чужую крышу,
На чем стою — того и ст ’ ою.
Когда незримое предвижу,
Я слышу крылья за спиною.

Пока в России есть знаменья —
Я знаю, свет идет откуда!
Россия — Божье озаренье,
А не бесовская причуда.

Она, спеленутая в муки,
Принадлежит тому, кто слышит...
Она очнётся в трубном звуке,
И Бог уже над нею дышит...

* * *

Я живу на Родине, как в тире.
Если быть точней, — на полигоне.
В русском истребляющемся мире
Титульная нация в загоне.

Я обложен с Юга и Востока,
А в славянском мире так туманно...
Запада недремлющее око
В наши окна зырит постоянно.

По какому злому наущенью
Сердце не проглядывает солнца?
Стала моя Родина мишенью
Даже для вчерашнего чухонца.

Каждому отметиться охота,
Словно едкой окисью на меди.
Вот она, вселенская охота
На большого русского медведя!

Отовсюду слышатся угрозы.
Выживают из глубин и высей.
Стыдно каменеть великороссам
Перед мировою закулисой!

Разве непонятно — в этом мире
Мы одни, как перст, на белом свете.
Мы живем на Родине, как в тире,
У беды грядущей на примете.

Русскому Отечество — свобода!
Русские — мы многое сумели...
Если б у властей и у народа
Были совпадающими цели...

Что же, православные, мужайтесь!
С нами Бог и сам Георгий-витязь.
Русские всех стран, соединяйтесь!
Русские всех стран, объединитесь!

* * *

Станиславу Куняеву

Он возник ниоткуда, таинственный миг,
Оборвавший на паузе звуки земные —
Твой серебряный голос сквозь речи живых
Голоса, голоса мне напомнил иные...

Словно с веток посыпались шелест и звон,
И душа задышала немеркнущим светом
От светло поминаемых русских имён,
Не озвученных Родиной вещих поэтов.

В этом мире глухом, в этом мире без слов,
В этом мире беззвучном и голом —
Передреев, Рубцов, Соколов, Кузнецов —
Птицы Сирины русских глаголов.

Серебристое пенье... Серебряный слог...
Твой серебряный голос мне был, как свиданье,
С перекрестием русских летящих дорог,
По которым уходят в родные преданья...

Твой серебряный голос сквозь речи живых
Прозвучал и, как светлая льдинка, растаял...
Это ты окликал, как последний из них,
Высоко-высоко пролетевшую стаю.
Май 2008, г. Орёл

Январь, 2009

X