Мирошниченко Надежда Александровна

* * *

Василию Белову

Не дождётесь, не покаюсь,
Что люблю родную мать.
Ни стареть не собираюсь,
Ни Россию продавать.
А чтоб было интересней
Мне сражаться на веку,
Присягаю русской песне
Да Ивану-дураку.
Ты, мужик, давай, не мешкай —
Бабе спуску не давай.
А ты, белочка, орешком
Золотым пощёлкивай.
Русской Церкви нашей — слава!
Слава полю да избе!
Ты вставай, моя Держава!
Позаботься о себе!
Русской доле присягаю,
Уж какая — а своя!
Вот такая я сякая,
Потому что русская.

* * *

Ой вы, песни, ой вы, реки.
Ой вы, чудо-человеки.
Ой, цветок, колючий вереск
И берёзовый настил,
Где меня зелёный берег
Красной рыбой угостил.
Ой вы, годы, ой вы, птицы,
Ой вы, зори да зарницы,
Ой ты, дольняя дорога
Да чужой, да добрый дом,
Поживу я здесь немного,
Чтобы много жить потом.

* * *

Я шла куда-то бесконечным полем.
И было в небе столько синевы,
Что я влюбилась в этот яркий полдень
И в голубиный воркоток травы.
И невозможно было не влюбиться
В такой простор и солнечный уют,
Хоть ничего тогда не пели птицы,
Поскольку птицы в полдень не поют.
Ты, Родина, любовь моя и память,
Зачем среди берёз своих и нив
Тысячелетия ты милосердна с нами?
Мы дети бунта, скорые на срыв.
Зачем опять, хотя казалось: хватит!
Я припаду к подолу твоему
Поцеловать холщовый свиток платья,
Рубцом приставший к сердцу моему.
И стыдно снова причитать: доколе?
Дотоле, сколько Бог сказал: дерзай.
Я шла куда-то бесконечным полем.
И только слёзы солонили рай.

УРОКИ ФРАНЦУЗСКОГО

Валентину Распутину

Уроки французского! Тёмный заснеженный вечер.
И русская девушка в дальнем сибирском краю
Голодного мальчика учит изысканной речи,
Французской фонетике вместе со словом “люблю”.
Он так одинок, этот мальчик, и так простодушен.
И очень талантлив, но очень к тому же строптив.
И как она хочет согреть его чистую душу,
Её чистоты и доверия не замутив.
Учителке страшен далёкий раскат канонады,
Москва затемнённая и в похоронках село.
Но русский язык защищать тогда было не надо.
Все русскими были, и это к победе вело.
А юная девушка, странная, словно из книжки,
С своим “силь ву пле” и совсем простодушным “мерси”,
Спустившейся с неба тому представлялась мальчишке.
Таких он не видел ещё до сих пор на Руси.
Уроки французского — памяти сладкая дрёма,
Где мирное небо и солнце — ковригой большой.
Где три мушкетёра, где радостно и невесомо.
А эта учителка — фея с прекрасной душой.

Обсудить на форуме


Внимание! Администрируется.
Сообщения будут удалены в случае, использования одним посетителем нескольких имен,
Запрещается(!) использовать нецензурную брань и оскорблять участников дискуссии.


Декабрь, 2008

X