Щёлоков Иван Александрович (р. 1956)

* * *

Родина за синими холмами
С ней ли ты – в раздумье, в кутеже?
Что-то есть такое между вами,
Что страшней забора на меже.

Для неё ты на ветру песчинка,
Сбитый ливнем с дерева сучок.
И щемит в груди твоей горчинка,
И бежит по телу холодок.

В зной прильнёшь иссохшими устами
К роднику и всполохнёшься сам:
Родина за синими холмами
Мимо рта стекает по усам.

* * *

Страна моя, тебя я не люблю!
Клокочет зло в твоих краях кромешных.
Лишь об одном я Господа молю:
Повторно здесь не жить уже воскресшим.

Ты обманула деда и отца,
Теперь – меня, затем обманешь сына.
И нет безумству твоему конца
На этом свете, а на том – в помине.

Ты целый век разгульною вдовой
Меняла нас, покорных ухажёров,
И, словно скот, сдавала на убой,
Не оглашая даже приговоров.

Мне родом славословье не дано.
Пусть льстят тебе другие без зазренья!
Я просто так устал тебя любить давно,
Не чувствуя взаимного влеченья.

* * *

Среди дубрав заметней позолота.
И в этом пёстром пересчёте дней
Ты ищешь вновь отчаянно чего-то
И не находишь в памяти своей.

Сверкнула жизнь, как луч безумной мысли,
Чтоб высветились в сенцах бытия
Развалины исчезнувшей Отчизны,
Где каждый камень – плоть и кровь твоя.

О, жгучий стыд за слепок от подошвы
На глине у отмякшей колеи,
За край, в котором ты родней не больше,
Чем в Африке донские журавли!

Смещенье яви, снов и ощущений,
Пространств смещенье, лет круговорот
И злое чувство перевоплощенья,
Где настоящим прошлое живёт…

Не высмотреть в тумане над болотом
Грядущего ни скудость, ни размах.
В дубравах лишь заметней позолота,
На глине – ветром выстуженный шаг!

* * *

Старина, времена неважные!
Мы – бесснежные зимы, влажные,

Не морозные, просто скверные,
Для России не характерные.

Рассопатились, словно хлюпики,
От Воронежа и да Хьюстона

Обживаем, почти как личную,
Территорию заграничную.

И не космополиты вроде бы,
Но с потрёпанным чувством Родины,

При погоде такой в истерике
То обрушимся на Америку,

А то высадимся вне графика
В раскалённых саванах Африки,

Чтоб побаловать снежной крупкою
Истомлённую зелень хрупкую.

Лишь от страха ночами лунными
Просыпаемся как безумные

С осознаньем в душе уродливой:
В нас утрачено чувство Родины!

Неужели метелями жёсткими
Не свистеть над степями волжскими?

И в Сибири по следу трактора
Не тащится глухими трактами?

Не бесится пургой по-чёрному
Над Мещерою, над Печёрою?..

Размороженные клубничины,
Мы оттаяны, обезличены,

Переменами обезвьюжены…
Мы не сдюжили. Да, не сдюжили!

* * *

Ю.М.Полякову

Приезжайте! Мы поедем
В Хреновое, к лошадям.
И, довольные как дети,
Целый день пробудем там.

По осенним мёрзлым лужам
С хворостинками в руках
Покатаемся на лучших,
На орловских рысаках.

Там, во власти грив вихрастых,
В светлой грусти конских глаз,
Время вырулит со страстью
В степь свой старый тарантас.

И трусцой, рысцой, галопом,
Над седёлкой с бунчуком
По России, по Европе
Понесёмся прямиком.

Подождут Берлин, и Ницца,
И Москва – родимый дом.
Сердцу русскому столица
Не в столицах – в Хреновом.

Обсудить на форуме


Внимание! Администрируется.
Сообщения будут удалены в случае, использования одним посетителем нескольких имен,
Запрещается(!) использовать нецензурную брань и оскорблять участников дискуссии.


Ноябрь, 2008

X