Шлионский Евгений Львович\ (1941 - 1992)

Россия

Я без тебя – бездомный,
Вошла в меня небом бездонным,
Аэродромом бетонным,
Землею обетованной.
Вошла многоликим людом,
Многоголосым гудом,
Север сдружила с югом,
Вошла и осталась чудом,
И стала моею силой,
Птицею счастья синей.
И, как положено сыну,
Тобою я стану, Россия!

* * *

Будь велик,
Как твоя страна!
И живи её счастьем
И бедами.
Ведь она
У тебя
Одна
С её горестями,
Победами.
Ну а если злословить привык,
Когда трудно ей
Или больно,
Вырви грешный себе язык!
Слишком просто быть недовольным…
Ты возьми на себя
Всю боль.
И тогда завоюешь право
За страдания и любовь
На суровое слово
Правды.

Эвакуация

Памяти моей матери
Любови Карповны Якименко


Я всё же успел. Родился.
Но не успел окрепнуть.
Горящего города крыши
Меня посыпали пеплом,
Как посвящали в странники.
Да посох брать было рано.
Я ещё очень маленький –
Всюду со мною мама.
Ей всё: вагоны горящие
С детьми, кричащими громко.
Женщины, бога молящие,
Клянущие немцев и бога.
Наш эшелон сгорает.
Вагоны другие притащат.
Но молоко сгорает
У матерей кормящих.
Налёт повторится скоро –
Ясная больно погода.
Голодный, я плачу горько,
Мне ещё нет и полгода…

Издалека

Тоска по родине – не только за границей,
Тоска по родине – вдали от дома.
Мне Ленинград ночами сниться,
Такой далёкий и такой знакомый.
Но необычно снов моих слиянье:
Я в Ленинград переселяю сопки,
И Невского далекое сиянье
Восходит надо мною, словно солнце!
Когда проснусь от утреннего света,
Мне вспомнится с улыбкой грустной,
Что я живу за краем света
На острове морском, далёком, русском.
Что город здесь другой и непохожий,
Что и его успел я полюбить,
Что не приезжий в нём и не прохожий –
К нему концы с плеча не обрубить.
И в два часа отсюда мне не сняться,
Не для меня взлетит сегодня «Ту»…
Мне переулки Ленинграда снятся,
Мне снится – над Невою я иду…

* * *

Мне говорят: тебя накажет Бог
За то, что сам себя ты не бёрег.
Утонишь ты, сгоришь ты, разобьёшься,
А может просто сердце разорвётся.
Зачем я в море в бурю и грозу?
Зачем тайгою без ружья брожу?
Зачем без шапки до зимы хожу?
Зачем затеял с сильными вражду?
И всё
Меня замучили
Совсем:
– Зачем? Зачем? –
А как сказать – зачем?
Я потому живу за гранью риска,
Что бродит бунт
В моей крови российской,
Что вся огромность Родины моей
В слиянии моих семи кровей.
Я – атеист.
Сам чёрт не разберёт,
Который Бог мне больше подойдёт.
Я верую в людей, в Россию, в жизнь.
Привык я со свободою дружить.
Пусть в сердце насмерть молния ударит –
Я и за это жизни благодарен!

* * *

Пережиты декабрь и январь.
Лик якутской зимы просветлел.
И февральского солнца янтарь
Пожелтел, подобрел, потеплел.
День совсем по-весеннему рыж
И совсем по-весеннему ярок.
В минус тридцать промерз бы Париж.
Минус тридцать для нас как подарок.

Ноябрь, 2008

X