Браун Николай Леопольдович (1902 - 1975)

* * *

Где-то в детстве, под скрипы салазок, -
Наяву ли? А, может, во сне? -
Как сиянье из бабкиных сказок,
Ты невестой привиделась мне.

Что я помню? Снега да морозы,
Над соломенной крышей дымок,
Да зарёю под белой берёзой
Стрекотанье весёлых сорок.

Ты мне виделась девочкой Машей
На каком-нибудь пёстром лужке,
В золотистом венке из ромашек,
С батожком в загорелой руке.

Не прабабушка, в буклях, седая,
За которой года и года,
Ты была навсегда молодая,
Ты невестой была навсегда.

Как с тобою певали подруги!
И как в пляске сияли и жгли
Твои белые, тонкие руки,
Неземная услада земли!

Ты крылата! Как птица, крылата!
И в пылании ратного дня
Надевала ты бранные латы,
Боевого седлала коня.

И твой меч-кладенец необорный
Иноземные орды косил,
И царевич водой животворной
Твои чистые раны кропил.

Ты навек мне – и свет, и отрада -
Перелески, покосы, поля…
Ты - царевна моя Неувяда,
Незакатная радость моя.
1943

* * *

Когда говорят Родина, -
- - - - ------я вижу в полях дороги.
Бегут колеи простые
- - - - -------обозами, ямщиками,
Ромашки да подорожники,
- - - - ------да чащи, да берлоги,
Да избы, в лапу рублённые,
- - - - -------с нехитрыми петушками.
Я вижу землю, хранимую
- - - - ------палицей Святогора,
Землю, веками оранную
- - - - ------кривою сохою Микулы.
Не раз её грудь широкую
- - - - ------топтал копытами ворог,
Не раз дубы неохватные
- - - - ------бурями долу гнуло.
Как говорят: Родина, -
- - - - ------я слышу язык народа.
Мне речь его – словно радуга,
- - - - ------слова его – самоцветы.
Играют, горят, раскинулись
- - - - ------до самого небосвода,
Сердцем его, кровью его,
- - - - ------жизнью его согреты.
Мне песни его старинные,
- - - - ------протяжные, разливные,
Рекрутские – о солдатчине,
- - - - ------острожные – о неволе,
Застольные, хороводные,
- - - - ------с припевками, плясовые -
Как реки его, как горы его,
- - - - ------как ветер над зимним полем…

Земля родная

Предо мной земля моя: суглинок,
Чернозём, песок – земля отцов.
Вот она – краса моя, былина -
В плеске рек и шорохе лесов.

Вот она, как в дедовских одеждах, -
В свете полдня, в отсветах зари,
Вся в путях-дорогах прямоезжих,
По которым шли богатыри.

Вот она стоит, несокрушима,
Непокорна бурям никаким,
Волею народною хранима,
Богатырским подвигом своим.

Змей Горыныч огненные крылья
Об её одежды опалил,
Соловей Разбойник в старой были
Отсвистал и голову сложил.

Всё, что воет, свищет, налетая, -
Чудо-змеи, горе-соловьи, -
Все отсвищут, на поле оставят
Головы разбойные свои.

И опять под этим небом ясным
Будут цвесть отцовские края
Так сияй, сияй лицом прекрасным,
Нерушимо стой, земля моя!

Стой, раскинув ели навесные,
Запрокинув сосны в небеса,
Богатырская моя Россия,
Несказанная моя краса!
1944

* * *

Зима заметает дороги,
Позёмкой по насту звеня.
Опять ты проснулась в тревоге,
Опять вспоминаешь меня.

Я вижу твой быт немудрящий.
Деревня. Уют избяной.
Грустят непроглядные чащи,
Хрипят петухи за стеной.

Хозяйка встаёт, громыхая
Дровами, заслонкой в печи.
Бегут огоньки, полыхая,
Синеют рассвета лучи.

Ты ждёшь пробуждения сына.
Всё ярче заря за стеклом,
Морозная стынет равнина,
Россия лежит за окном.

Россия! Холодные дали.
Под снегом родные поля.
Какой неизбывной печалью
Исполнилась нынче земля!

Россия! Помяты, избиты
Посевов твоих зеленя.
Их топчут стальные копыта,
Скрежещущих танков броня.

Но крепнет былинная сила
Твоих золотых сыновей.
Она им пути преградила
Сыновнею грудью своей.

Все двинулись в гневном походе,
Взывает о мести врагу…
Ты за руку сына выводишь,
Он видит деревню в снегу.

Он топает, розовый, быстрый.
В глазах его – небо и снег,
И в воздух, по-зимнему чистый
Взлетает мальчишеский смех.

Пускай ему солнце сияет
Лучами победного дня!..
А снег всё метёт, заметает,
Позёмкой по насту звеня.
1942

Родина

Я рос в глуши, где русская природа,
С младенчества я знал её язык,
Простой и мудрый, как язык народа,
Что сердцем чист и разумом велик.

Мне был как голос матери родимой
Её равнин, её лесов простор,
Мне каждый знак, почти неуловимый,
Понятен был, как с другом разговор.

Дыханьем ветра на рассвете мглистом,
Мерцаньем снега в поле при луне,
Шуршаньем трав, коротким птичьим свистом
Она все тайны открывала мне.

Она меня так радовала первым,
Ещё недораскрывшимся, тугим
Подснежником, и лёгким пухом вербным,
И жаворонку, детству дорогим.

Я в лес входил. Деревья мне навстречу
Протягивали ветви, как друзья,
Едва шепча, почти беззвучной речью, -
Её в словах и передать нельзя!

Дубы казались мне богатырями
С корявыми кольчугами коры,
С такими узловатыми корнями,
Что их не брали даже топоры.

Осина – та всегда меня пугала
Внезапным звонким трепетом своим,
Зато, какими красками пылала
В осенний день под солнцем золотым!

Цветенье лип, и яблони лесные,
И горький дух черёмух по весне,
И статных клёнов листья вырезные -
Всё, как родное, открывалось мне.

Но всех родней берёза мне казалась.
Я знал всегда – я звал её сестрой. -
О чём она с подругами шепталась
И как дрожала в страхе под грозой.

Мне птицы хором пели на рассвете.
М я их различал по голосам,
И я держал их гнёзда на примете,
И счёт я вёл горластым их птенцам.

Я воевал с воровкою сорокой,
В гнездо птенцов упавших возвращал.
Вдали услышав ястребиный клёкот,
В ладони хлопал и «шу-гу!» кричал.

Зимой в полях, в морозной лунной дали,
Страшил меня протяжный вой волков, -
Они дворняг на клочья разрывали,
Боясь огня и щёлканья кнутов.

Я рос в глуши… Природа мне открыла
Все тайники великой красоты.
Прекрасному она меня учила
И мужеству суровой простоты.

В её судьбе сквозь перемены года
Я узнавал, как давнее родство,
Живую повесть о судьбе народа,
О радостях и горестях его.

Я слышал всё, о чём леса шумели,
С полей, дорог ловил голодный вой.
Он надо мной вставал от колыбели,
От первой песни, спетой надо мной.

Я видел избы курные, слепые,
Продымленные стены нищеты,
И все богатства дней твоих, Россия,
До русской песни, русской красоты.

И видел я, как, мудрое, простое,
Надорванное гнётом и слезой,
В груди народа сердце золотое
В те годы билось гневом и грозой.

Как накипало бурей год от года
И как открылось в тот великий год…
Я рос в глуши, где русская природа, -
И доблести учил меня народ.
1938 - 1940

Родине

Мне всё это – словно сказанье.
Что хочешь возьми, но верни
И светлый лесок под Казанью
И мирное небо Перми.

И где-нибудь в роще за Волгой,
За Камой, в ночи у огня,
Отрадой, хотя бы недолгой,
Порадуй с дороги меня.

Прохладой повей надо мною,
Чуть слышно травою шепни,
Блесни мне падучей звездою,
Речною водою плесни.

И чтоб только сердце слыхало,
Ту тихую песню мне спой -
Ту песню, что в детстве, бывало,
Мы вместе певали с тобой.

И вновь перед долгой разлукой
Походную душу мою
Ты песенкой той убаюкай,
Чтоб я её слышал в бою.

И в час мой суровый и жгучий
Чтоб не было жизни мне жаль -
За этот вот голос певучий,
За эту вот русскую даль.
1943

Молодость

Поэма (отрывок)

Ведь я родился в той России,
Где землю сохами скребли,
Где ветры дико голосили,
Где лапти зимами плели,
Где мрак, все дали оплетая,
Был неподвижен и глубок,
Лишь кое-где дрожал и таял
Подслеповатый огонёк.
Я с детства рос в такой России,
Среди таких полей, лесов,
Что если где и есть красивей,
То, верно, нет нигде милей.

В каких ещё на свете песнях
Такая грусть, такая ширь?
И где такой народ – кудесник,
Такой из сказки богатырь?
В цепях, как раб, изнемогая,
Из века в век он жил во мгле,
Мечты в сказания слагая
О вольной воле, о земле.
К ней шёл он долгими веками,
Веками лямкой резал грудь.
Огнём, и кровью, и штыками
К ней сам прокладывал он путь.

И не страшны уже разрухи
Земле, израненной войной,
Когда взялись за дело руки,
Что повернули шар земной!..
1956 - 1959

Ноябрь, 2008

X