Орлов Сергей Сергеевич (1921 - 1977)

Дионисий

Умели деды строить грады
И веси на Руси Святой.
Стоят они, очам отрада,
Красой равняясь с простотой.

На наших северных широтах, -
Видать, для света и тепла, -
Как солнышки ручной работы,
Горят над нами купала.

За Вологдой в дали таёжной,
В конце просёлка на пути,
Зайдёшь под свод, и невозможно
Глаза от света отвести.

Весёлый грешник Дионисий
Здесь песни пел и краски тёр.
Он перенёс на стены кистью
Тепла зари и синь озёр.

Шеренги праведников рослых
Стремятся в рай, и там встают,
Толпятся мачтовые сосны
У Дионисия в раю.

Рай на горах, в краю с брусникой…
А, может, правда, рай в лесу?
Мой край родной, мой друг великий,
Как опишу твою красу?

Пылает северное лето,
Недвижны сосны. Спит вода.
И, на стожар в лесу надета,
Дрожит вечерняя звезда.

. . . . .

Я вижу рай не на небе,
Он в душу мне запал.
Его художник нанятый
В церквушке написал.

Но не подкупна кисть его,
И вот живёт века
Работа Дионисия,
Как поле, как река.

Рая с соснами косматыми,
В бору заречном он,
С брусникою, с опятами, -
Я в этот рай влюблён.

А он, видать, без памяти
Любил свой бедный край.
Его на стенах каменных
Изобразил как рай!

Монолог воина с поля Куликова

…Лежат князи Белозёрски, вкупе побиены суть…
Сказание о Мамаевом побоище


Их четырнадцать было князей
- - - - - - - - - - - - - -белозёрских,
Я пятнадцатый с ними,
Вот стрелой пробитое сердце
И моё забытое имя.
И стою я в полку засадном
Вольный воин, как терний сильный.
Сотоварищи мои рядом,
Нету только ещё России.
Нет России с песней державной
С моря синя до море синя,
Ни тесовой, ни златоглавой,
Нет ещё на земле России.
Есть земель вековая обида,
Есть рабы, восставшие к мести:
Чем так жить – лучше быть убиту,
А для нас это дело чести.
Всё сомнут лохматые кони,
По степи помчат на аркане,
Но на нас наткнётся погоня,
Ну а мы отступать не станем.
Конь мой гривой мотает рыжей,
Прыщут тучей на солнце стрелы,
Кычут коршуны, кружит крыжень
А какое до них нам дело!
Как орда Мамая качнётся,
Как мы ляжем костьми на поле, -
Так Россия с нас и начнётся
И вовек не кончится боле.

Родина

Россия – Родина моя,
Холмы, дубравы и долины,
Грома морей и плеск ручья,
Прими, Россия, слово сына!

Ты стала всем в моей судьбе,
А мне за жизнь свою, признаться,
Как к матери, в любви к тебе
Не доводилось объясняться.

Я только помню чёрный пал
И полк коленопреклонённый,
Когда он клятвой отвечал
В беде на твой призыв священный.

Я только помню тех ребят -
Безусых, синеглазых, русых,
Что под звездой фанерной спят
В лесах у Мги и Старой Руссы.

Россия – Родина моя !
Есть на земле края иные,
Где шум лесов и звон ручья
Почти такие ж, как в России.

Но небу одному ровна
Над головой своей по шире,
Ты первой названа, страна,
Надеждой мира в целом мире.

Россия – Родина моя !
Цвет знамени, цвет ржи, цвет неба -
В них слава древняя твоя
Взлетает с новою на гребень.. .

В густой траве осколки звёзд.
Средь утренней червленной сини
Огонь рябин и свет берёз,
Плотин бетонные твердыни…

Я гением горжусь твоим,
Что с правдою навек сроднился,
И ты славна уж тем одним,
Что Ленин у тебя родился.
Что всем народам ты своя,
Россия – Родина моя !

* * *

И Русь не та, и русские не те…
Не та, конечно,
Ну, а те чем плохи?
Те, что не те и, видно, в простоте,
Перевернули ход самой эпохи.
Те, что воткнули в землю враз штыки -
Конец войне!
И в десять дней, не боле,
Земные потрясли материки.
Материки земные,
А не поле,
Дворцы построить можно до небес
И возродить сады Семирамиды, -
Да мало ль натворить каких чудес,
Каких и мир в глаза ещё не видел.
Но ими вряд ли увлечёшь когда
Пойти вослед так, как идут народы
По всей земле с семнадцатого года.
С тех пор, когда зажглась Руси звезда.
Вот, говорят, была отсталой Русь.
И не она ли родина Свободы.
Я навсегда с той Русью остаюсь,
С вершинами семнадцатого года.
Такого взлёта духа, и ума,
И мужества история не знала.
Она взяла за образец сама
Рождённые той Русью идеалы.

* * *

В моей деревянной России
Орут петухи да ветра,
Да с дудочкой дядя Василий,
Как леший, сидит у костра.
Один с этим небом безгрешным,
Один с этой чащей лесной,
Да с дудочкой этой потешной,
Жалейкой – смешной стариной.
Жалеет печально жалейка
Широкое поле и луг.
Знать, жизнь для неё – не копейка,
А горе и радостей круг.
Ни много, ни мало - светилом
Очерчен самим на земле.
Костра языкатые всплески
То гаснут, то снова встают.
В них пламя Смоленска и Бреста
И мая лазурный салют.
Чужие края и столицы
Как будто в рассказанном сне,
А больше всё рожь да пшеница
Встают и струятся в огне.
А больше дожди да метели,
Дороги с темна до темна,
Да тени в избе-колыбели,
Да пот – тяжелее зерна.
Где пламя, где жизнь – не отринешь.
Над тихой излукой речной
Без жалости и без гордыни
Костёр догорает ночной,
Играет жалейка. А рядом,
На тёмном лугу, в ивняках,
Звенит колокольцами стадо
И мчится куда-то река…

Ноябрь, 2008

X