Твардовский Александр (1910 - 1971)

Тебе, Украина

Какие хлеба поднялись от границы,
Как колосом к колосу встали они,
Как пахнут поля эти ржи и пшеницы
На утреннем солнце, Всей грудью вздохни.

Вздохни, оглядись – и увидишь впервые,
Как вольно раскинулась эта земля -
Поля золотые, леса молодые,
Луга заливные и снова поля.

Как мирно стоят эти белые хаты,
Скамья у ворот – отдыхай, пешеход!
Какой этот край обжитой и богатый!
Какой урожайный он встретил бы год.

Земля золотая, долины и горы,
Заводы и сёла, хлеба и луга,
В суровую эту и грозную пору
Ты сердцу любому стократ дорога.

Как будто я сам в Украине родился
И белую пыль эту с детства топтал,
И речи родимой, и песням учился,
И ласку любимой впервые узнал.

Пускай я другой уроженец и житель,
И травы у нас не такие цветут,
В просторе степей, в созревающем жите
И детство, и всё моё милое – тут.

С твоими сынами и я посвящаю
Тебе, Украина, дыханье и кровь,
Не край мы один от врага защищаем,
А Родину – мать всех родимых краёв.
1941

Земляку

Нет, ты не думал, - дело молодое,
Покуда не уехал на войну,
Какое это счастье дорогое -
Иметь свою родную сторону.

Иметь, любить и помнить угол милый,
Где есть деревья, что отец садил,
Где есть, быть может, прадедов могилы,
Хотя ты б к ним ни разу не ходил;

Хотя б и вовсе там бывал не часто,
Зато больней почувствовал потом,
Какое это горькое несчастье -
Вдруг потерять тот самый край и дом,

Где мальчиком ты день встречал когда-то,
Почуяв солнце заспанной щекой,
Где на крыльце одною нянчил брата
И в камешки играл другой рукой.

Где мастерил ему с упорством детским
Вертушки, пушки, мельницы, мечи…
И там теперь сидит солдат немецкий,
И для него огонь горит в печи.

И что ему, бродяге полумира,
В твоём родном, единственном угле?
Он для него - не первая квартира
На пройденной, поруганной земле.

Он гость недолгий, нет ему расчёта
Щадить что- либо, всё – как трын-трава:
По окнам прострочит из пулемёта,
Отцовский садик срубит на дрова…

Он опоганит, осквернит, отравит,
На долгий срок заветные места.
И даже труп свой тлеть здесь оставит -
В земле, что для тебя священна и чиста.

Что ж, не тоскуй и не жалей, дружище,
Что отчий дом лежит не по пути,
Что на своё родное пепелище,
Тебе другой дорогою идти.
1942

Возмездие

Мы сотни вёрст и тыщи вёрст земли,
Родной земли, завещанной отцами,
Топча её, в страде войны прошли
С оглохшими от горечи сердцами.

Из боя в бой мы шли, из боя в бой,
И, отступая, в страшный час разлуки,
Мы не могли, солдаты, взять с собой
Всех тех, что к нам протягивал руки.

Мы покидали милые поля,
Где провожал нас каждый колос хлеба
И каждый кустик сизый ковыля.
Да, то была родимая земля,
Хотя над ней чужое было небо,

Хотя над ней медовый вянул цвет, -
Так смертной гарью от дорог разило,
Хотя по ней прокладывали след
Чужих колёс и гусениц резина.

Мы шли от рубежа до рубежа
Родной земли, прощаясь молча с нею,
Та боль тогда ещё была свежа,
Но с каждым днём, как рана от ножа,
Она горела глубже и сильнее.

И все места, где немец проходил,
Куда вступил бедой неотвратимой,
Рядами вражьих и своих могил,
Мы отмечали на земле родимой.
1944

Из поэмы «За далью-даль»

Огни Сибири

Могучий край всемирной славы,
Что грозной щедростью стяжал,
Завод и житница державы,
Её рудник и арсенал.
Край, где несметный клад заложен,
Под слоем слой мощней вдвойне,
Иной ещё не потревожен,
Как донный лёд на глубине.

. . .

Сестра Урала и Алтая,
Своя, родная вдаль и ширь,
С плечом великого Китая
Плечо сомкнувшая, Сибирь!

. . .

Тот свет по ней идёт всё шире,
Как день, сменяя ночи тьму,
И что! Какие силы в мире
Потщатся путь закрыть ему!

Он и в столетьях не померкнет,
Тот вещий отблеск наших дней.
Он – жизнь. И жизнь сильнее смерти.
Ей больше нужно от людей.

И перемен бесповоротных
Неукротим победный ход.
В ней власть и воля душ несчётных,
В нём страсть, что вдаль меня зовёт.

Мне дорог мир большой и трудный,
Я в нём – моей Отчизны сын
Я полон с ней мечтою чудной -
Дойти до избранных вершин.

Я до конца в походе с нею,
И мне все тяготы легки.
Я всех врагов её сильнее:
Мои враги – мои враги.

Да, я причастен гордой силе
И в этом мире - богатырь
С тобой, Москва,
С тобой, Россия,
С тобою, звёздная Сибирь!
1950-1960

Граница

Граница моей державы,
Означена ты навек
Не этой колючкой ржавой
Вдоль просек лесных и рек;
Не этим мостом, что ровно
Надвое разделён;
Не той, не другой условной
Чертой, что для нас – закон, -

А горечью душной пыли
Больших и малых дорог
Со дня, как мы отступали
Из этих мест на восток;
А страшной грозой кровавой,
Кропившая землю и снег,
Граница моей державы,
Означена ты навек.

Означена ты боями
На смерть, не на живот,
Всем тем, что лежит за нами
Отсюда до волжских вод;
Всей болью и всею славой,
Что знает наш человек,
Граница моей державы,
Означена ты навек.

Державы моей граница,
В глубоком тылу, вдали -
За нами Москва - столица
Свободной нашей земли.
За нами, её сынами,
Родимых столько могил!
Бессмертный подвиг за нами,
Что нам лишь под силу был.

Святое, грозное пламя
Отмщенья, бушуй в груди!
Родная земля – за нами,
Земля врага впереди.
За горе, за все страданья,
Что видел наш мирный дом,
Плати по счетам, Германия,
Молись! По тебе идём!
1844

* * *

Спасибо, моя родная
Земля, мой отчий дом,
За всё, что в жизни знаю
Что в сердце ношу своём.

За время, за век огромный,
Что выпал и мне с тобой,
За всё, что люблю и помню,
За радость мою и боль.

За горечь мою и муку,
Что не миновал в пути.
За добрую науку,
С которой вперёд идти.

За то, что бессменно, верно
Тебе служить хочу.
И труд мне любой безмерный
Ещё как раз по плечу.

И дерзкий порыв по нраву,
И сил не занимать,
И свято на подвиг право
Во имя твоё, на славу
И счастье, Отчизна- мать
1955

Сентябрь, 2008

X