Дмитрий Мережковский (1866 - 1941)

Их поэмы "Протопоп Аввакум"

Нашу светлую Россию отдал дьяволу Господь:
Пусть же выкупят отчизну наши кости, кровь, и плоть.

. . .

По скалам - орел да кречет, в мраке девственных лесов -
Чернобурая лисица, стаи диких кабанов.
Там и стерлядь, и осетры ходят густо под водой,
Таймень жирная сверкает серебристой чешуей.
Все там есть, но все чужое,- люди, вера... И тоской
Ноет сердце, вспоминая об Отчизне дорогой.
Повстречали мы однажды у Байкальских берегов
Соболиную станицу наших русских земляков.

. . .

Вместе кашу заварили, пели песни за костром;
На чужбине Русь святую поминали мы добром.
1887

* * *

Над немым пространством чернозёма,
Словно уголь, вырезанный в тверди
Тёмных изб подгнившая солома,
Старых крыш разобранные жерди.

Солнце грустно в тучу опустилось,
Не дрожит печальная осина,
В мутной луже небо отразилось,
И на всём – знакомая кручина…

Каждый раз, когда смотрю я в поле,
Я люблю свою родную землю:
Хорошо и грустно мне до боли,
Словно тихой жалобе я внемлю.

В сердце – мир, печаль и безмятежность,
Умолкает жизненная битва…
А в груди – задумчивая нежность
И простая, детская молитва…
1887

* * *

Доброе, злое, ничтожное, славное, -
Может быть, это всё пустяки,
А самое главное, самое главное,
То, что страшней даже смертной тоски, -

Грубость духа, грубость материи,
Грубость жизни, любви – всего;
Грубость зверихи родной, Эсэсрии, -
Грубость, дикость, - и в них торжество,

Может быть, всё разрешится, развяжется?
Господи, воли не знаю Твоей,
Где же судить мне? А всё-таки кажется,
Можно бы мир создать понежней.

* * *

О, берёзы, даль немая,
Грустные поля…

Это ты, - моя родная,
Бедная земля!

Непокорный сын к чужбине,
К воле я ушёл,

Но и там в моей кручине
Я тебя нашёл.

Там у моря голубого,
У чужих людей

Полюбил тебя я снова
И ещё сильней.

Нет! Не может об Отчизне
Сердце позабыть.

Края родной, мне мало жизни,
Чтоб тебя любить!

Тёплый вечер догорает
Полный тихих грёз,

Но заря не умирает
Меж ветвей берёз.

Милый край, с улыбкой ясной
Я умру, как жил,

Только б знать, что не напрасно,
Я тебя любил!
1891

* * *

Иногда бывает так скучно,
Что лучше бы на свет не смотреть.
Как в подземном склепе, душно
И мысль одна – уцелеть.

Может быть, России не будет,
Кто это понял до дна?
Разве душа забудет,
Разве забыть должна?

И вдруг всё меняется чудно,
Сердце решает: Пусть!
И легко всё, что было так трудно,
И светла, как молитва, грусть.

Сентябрь, 2008

X