Евгений Гусаченко (Новосибирск) (Род. 1953)

Россия девяностых

Стриптизно – эпатажные,
Компьютерно – мобильные,
Стремительно – куражные,
Психически – дебильные!

Крикливо – заграничные,
Кому не лень – все в гости к нам,
Угодливо – циничные,
Позорно – девяностые.

Жулью сдающий рублики,
С надеждой удвоения,
Эх, здравый смысл, загубленный,
Седого поколения…

Обманутые, жалкие,
Да по щелям разбросаны,
Отравлены, как ханкою,
Продажно – девяностыми.

Пугающие кадрики,
Бьют танки по парламенту,
Уродливые карлики
По русскому орнаменту.

Мундиры, как с иголочки,
В лампасах и при звездах.
По чем присяга, сволочи,
Иуды девяностых.

Эх, барахолки, рынки и
Лотки по закоулочкам,
Милиция с дубинками,
Ученые с баулами.

Ах, пилигримы – гаврики
Тряпье по поездам,
Загубленные фабрики
За заграничный хлам.

Вот, силуэт под простынью
На тротуаре кровь.
Взрывные девяностые,
Знай, памятник готовь!

Смерть мальчиков, за просто так,
Крестами в душу косится,
Военно – девяностые,
С кого за это спросится?

В тюрьму ли, на погост ли,
Дорогу молодым.
Лихие девяностые,
Расстрелянные в дым!

Мальчишки недозревшие
Детишек не ласкавшие,
И те, в горах, сгоревшие,
И те, в разборках, павшие…

Стоите вы по кладбищам,
Кто в рост, кто просто – крестики,
Девчонок недоспавшие,
Вы, девяностых, крестники!

Вы наказанье высшее
Прощающих небес.
И раны незажившие
Несбывшихся невест…

Богата на свершения
Страна отцов, чьи дети мы,
У нас – одни лишения,
В трубу десятилетие.

В распыл не богом данное,
Недопито, недосыта,
Ах, вы неблагодарные,
Пустые девяностые.

Шахтерские палаточки,
И девочки с министрами,
Свободные порядочки
С наемными артистами.

С наемными убийцами,
Наемными матросами,
Какие кровопийцы вы,
Наемно – девяностые.

Вы сдали власть Советскую
Не за понюх, за просто так,
Бездумно – молодецкие,
Глумливо – девяностые.

Кувырк в мозгах расхристанных,
Где, правда, а где ложь?
И лозунг дня неистовый
Купи – продай за грош!

Продай, продайся, продано!
Купи, купись, раскуплено!
Все по живому содрано,
Все на корню загублено!

Шальные, беспокойные,
Вопросы за вопросами,
Такие не застойные
Сякие девяностые!!!

Россия, 2-х тысячные.

Руины заводов страшат,
Взывают развалины к мщенью,
Сменяется видеоряд
Сплошной Куршевелевой тенью.

Высокий удачливый тип
С толпой дорогих проституток,
Садится в сверкающий джип
Комфортных Гренобльских суток.

Удел мозаичной страны –
Убогость разорванной мысли,
Верны! Безгранично верны
Своей перевернутой жизни.

Пошли добровольно мы в строй,
Не жить, не учиться, не строить,
А двигаться по круговой,
Сужая простор для героев.

И тем, расширяя охват
Предательством, алчностью, ленью,
Мы век отступили назад,
Мы предали три поколенья.

По душам прошелся Пилат,
И взрывы нас мажут по стенам,
Смываем, и снова назад
К Беслану, с его гексагеном.

Россия, 2006

Ну, полноте, ведь мы не голодаем,
И нет, окрест, причины для тоски.
Трамваи ходят, лайнеры летают,
И в ЗАГС ведут любимых женихи.

И жизнь тихонько катится по кругу,
На пользу дорожают нефть и газ,
Но, вдруг, узришь у мусорки старуху,
И в горле ком, а в сердце горький спазм.

Приметы современной Русской смуты
Пикируют с назойливостью мух,
На наши быстротечные минуты,
Печальными глазами побирух.

Из импортного офисного барства,
Как из сосны, смолистая слеза,
Зрачками победительного хамства,
Взирают оловянные глаза.

Ущербный дед в метро с баяном ветхим,
И в морге, невостребованный труп,
А рядом выставляют дом в рулетку,
И, в жемчугах, идут в элитный клуб.

И эти беспощадные качели,
Короткий миг от бездны до горы,
Как бородавки на лице модели,
Иль битый мизер карточной игры.

Нет ничего безжалостней контрастов,
И мы в них, впереди планеты всей,
Бурьян на поле, инеем ненастья,
До срока старит головы людей.

Мне кажется, остановилось время,
И вспять пошло по воле подлецов,
И все трудней мытарить злое бремя,
Забвенья дела дедов и отцов.

И наши необъятные просторы,
Интриги хитроумные плетя,
Политики, чиновники и воры,
Сосут, как ненасытное дитя.

А мы стоим, как будто, в отрешенье,
И, словно, копим праведную злость,
Но, спаянные, вековым терпеньем,
Лишь тешимся надеждой на «авось»

Россия! В этом ты неутомима.
В своей надежде. Только в ней одной.
И свято чтишь свой путь неумолимый,
Как скорбный рок, зовущийся судьбой.

И я иду с тобой дорогой этой,
И грязи непролазной не боюсь,
Но, все равно, всем существом поэта,
Я верю, ты опять прорвешься, Русь!
2007

СКОРЫЙ «РОССИЯ»

Я снова по восточному плечу
Великой Транссибирской магистрали
В «России», скором поезде, лечу,
На треть, всего, заполненном, едва ли.

Полупустой, с иголочки, вагон,
Купе, четырехместная квартира,
И так за перегоном перегон,
Неужто не подсадят пассажира?

А по проходу ходят люди – тени,
На лицах выражение калек,
В упор не замечает день весенний,
Высоко – современный человек.

Улыбка, как кошачий хвост обрубленный,
Толь ему плохо, то ли хорошо.
Так, Горбачевский, весь в себя углубленный,
Процесс пошел. Куда же он зашел?

В вагоне – ресторане пустота.
Лишь коммерсант с лицом, а ля Рогозин,
Крестит в мобильный, с пеною у рта,
Кого-то, называя, его козел.

Он, где-то, закупил томат и лук,
И выясняет адреса и фуры,
А потому, могучий русский звук,
Гуляет по эфиру без купюры.

И это все? И это ресторан?
Гудящий раньше, как пчелиный улей.
Гарсон, как будто проглотил капкан,
Иль родственники деньги не вернули.

Когда-то жизнь кипела в поездах,
Полно людей, хоть в кассах нет билетов,
И в ресторане заняты места,
И не пробиться было в туалеты.

В купе, на перекурах в тамбурах,
Мы спорили до колик о хоккее,
Под резкий лязг в вагонных буферах
Знакомились. И денег не жалели.

Из глаз струился родниковый свет,
И мимика увеселяла лица.
Всего-то полтора десятка лет
Прошло. На чем теперь остановиться?

Какой хоккей, какой футбол. Ау!!!
Спор ни о чем! Кому это по вкусу?
Ведь просто так мы отдали страну,
Подставили прожорливому гнусу.

И челюсти сжимают добела
«Прогресса» окаянные приметы:
Вон там, на окнах, доски в треть села,
Тут ферму растащили до скелета.

Летит «Россия» ходом по России,
Россию, оставляя позади..
Припал в тоске к земле народ – мессия,
Не представляя, что там впереди!
2007

Рождаются такие, вот, девчата...

В глухих и тихих улочках тенистых,
Закрытых от обычной суеты,
Жизнь, словно, замедляет бег свой быстрый,
А люди бескорыстны и просты.

Здесь, вдалеке от модных нынче клубов,
Где праздник жизни длится без конца,
Поманят, вдруг, улыбкой скромной губы,
В овале мягком, милого лица.

В осанке и величье и покорность,
Тяжелая коса льняных волос,
Во взгляде кротость дополняет гордость,
Ах, боже мой, откуда что взялось.

И не пристанет к ней молва дурная,
Ей просто веришь раз и навсегда,
Как знаешь то, что перелетных стая,
В привычный срок покинет холода.

Простая Русь, пускай, ты не богата,
Но, подсластив заброшенность твою,
Рождаются такие вот, девчата,
Пусть, даже, и у бездны на краю.

Рождаются, живут, выходят замуж,
Хранят очаг. Какой нелегкий труд.
И чистоту, как золотую залежь,
Растущим дочерям передают…

Эх, Россия, все клянчишь и каешься…

Во дворах за высокими вратами,
Затаилась сермяжная Русь.
Деревнями, нуждою распятыми,
Потянулась кромешная грусть.

В городах, кто за чистыми звонами,
Свет молитв, уносящими, ввысь,
Кто за сталью дверей с домофонами,
Отделились, замкнулись, спилИсь.

Отделились не только запорами
И заборами в рост, полтора.
Спасовав пред дельцами и ворами,
Пропустили закон топора.

Разобрались с отцами и дедами,
С кем подметно, а с кем – за грудки,
И питаемся их же победами,
Возвращая плевки и пинки.

Не спеша, исподволь, все же выткали,
Равнодушия тусклый узор.
Незаметно, до дачной калитки мы,
Сжали, сузили свой горизонт.

Поменяв Красный символ на Власовский
Люд к парадным подъездам пришел
И, привычно запел по Некрасовски
Так кому на Руси хорошо?

Хоть в трущобах, хоть в замках ухоженных,
Есть ли тот, кто с собою в ладу?
От свободы, по банкам разложенной,
Шаг к свободе сумы на виду.

Эх, Россия, все клянчишь и каешься,
В поговорках – дыханье зимы.
Даже в мыслях, ты не отрекаешься,
От котомки-сумы и тюрьмы.

Хоть сулит тебе тучные пастбища,
Ежедневно, лукавая власть,
Только множишь ты скорбные кладбища,
За обидчиков, тихо молясь.

И посеяны зерна прозрения
На суглинок и неудобье.
И в желанной поре единения,
Еле видится имя твое…

За высокими тынами спряталась,
Затаилась сермяжная Русь.
А к которому греху посваталась,
Разбирать и судить не берусь.

За окном страна летит...

За окном страна летит
Белая,
То зимы недетский вид –
Зрелая...
Если снег, то до колен,
Пояса,
Если вьюга – сразу плен,
Боязно!
Что береза, что сосна –
С шапками,
Словно девушка со сна
С тапками,
И халатик кое-как,
Волос космами
Как еловый буерак
Меж березами.
За окном России вид
Освежающий,
А в купе чаек дымит
Обжигающий.
За окном летит страна –
Русь с заплатами.
В чем беда ее, вина?
Непонятно мне...
Новосибирск. [29/01/2009]
Художник Дмитрий БИСТИ.

Строки – вперед!

Пики, ружья, пулеметы,
Черные бушлаты.
Промахоренные роты,
Серые солдаты.
На знаменах пятна крови,
Хор ревущих глоток.
Чай, подкрашенный морковью,
Ржа гнилых селедок.
Право сильного открыто,
Воля большинства,
Револьверная сюита,
Гибель естества.
Ужас неоренессанса,
Правда топора.
Искривление пространства,
Черная дыра.
Страх животный господина,
Торжество невежд.
Мозаичная картина
Взглядов и надежд.
Неразгаданность кроссворда
Смальтовых кусков,
И мерцающая гордость
Будущих скачков.
О, туманный путь России,
Смута, ворожба,
Хохот черта над мессией,
Маузер у лба.
Но за грозностью проклятий
Схватки у руля,
Были вечные понятья -
Воля, хлеб, земля.
И над всем лобастый профиль,
Резкие черты.
Как икона над надгробьем
Вековой мечты.
---------------------------------
Россию опять шатает,
Россию опять корежит,
И мы на переднем крае,
Мы держимся все же, все же.
А наша опора, ребята,
А наша опора – люди,
Что выдержали когда-то,
Когда нас, казалось, не будет.
Россия вас не забудет,
Ушедшие раньше срока,
Зигзаги мелькнувших судеб,
Оставшимся нам – подмога.
Примером нам то настроенье,
Звездой путеводной – правда,
Не дали иуд движеньям
Пройти Рубикон невозврата.
И это нам, как знаменье,
И память – наш козырь, ребята,
Своим неповиновеньем
Крапленые спутали карты.
Да, трудно, пока манкурты
Ввергают опять нас в беды,
Надежда – вот главный курс наш,
А за надеждой – победа!
-----------------------
Я нахожусь в условиях войны,
Без правил. Хоть об стенку головой.
Войны с внушеньем комплекса вины
Пред невесть кем и даже пред собой.
Я виноват уж тем, что небогат,
Что не крутой, напротив, мягкотел,
Что не имею каменных палат,
Что упирался, не разбогател.
В том, что родился, очень виноват,
По-русски слово мама произнес,
В том, что присягу не вернул назад,
Стране полей и горьких вдовьих слез.
Ах, как же я, ребята, виноват,
Что не включился в драку против всех,
Что не держал в руках я автомат,
Который гарантировал Успех.
Мне скручивали шею на закат,
Толкали в спину – ну давай, иди,
А я опять остался виноват,
Заветный крестик, спрятав на груди.
Ну что же, столь серьезную вину,
Приму как знак, и как ориентир,
Что, несмотря на явную войну,
Я жив! И громко извещаю мир:
«Я русский – вот исток моей «вины»,
Но не исправлюсь, сколько не судите,
А солнца круг с восточной стороны
Идет за мной, приветствуя в зените.
----------------------------
Мы заканчиваем бросок
Медным лбом в закрытые двери,
Непомерно растянут срок,
В упованиях: «Ждать и верить».
Эфемерен ответ на вопрос:
«Где подъем бесконечного спада?»
И манит легендарный Форт Росс
Не сдающимся и не сдавшим – награда!
«Будьте бдительны!» – так писал
Юлиус Фучик в застенках гестапо.
Вместо улыбки – опять оскал
Нам демонстрирует «добрый» Запад!
И собирает орды опять
И, улыбаясь, грезит войною,
Что ж, России – не привыкать,
Правда, время сейчас другое.
Память выбита из седла,
И оплевана наша Победа,
Но не радуйтесь, «Зеркала»,
Наша песня еще не спета!
Восстановим мы связь времен,
Потихоньку – полшага, шаг,
Вот увидите, мы вернем,
Серп и молот на Красный флаг!
Мы выходим из забытья
И пример тому – ваша спешка
Утвердить: за пикет – статья,
За протест – милицейская слежка.
И растут ряды молодых,
Как бельмо на глазах ОМОНа,
Гематомами от дубинок крутых,
Освящая наши знамена.
Нет, обманчива тишь и гладь,
И безвременье – тоже Время!
Надо быть готовым и – встать,
Как когда-то – ногою в стремя!
Как когда-то – дед и отец,
Не за понюшку, а за Правду!
Преодолеем свой сон, наконец,
И подхватим кренящуюся державу!
[06/11/2009]

Не каждый день Россию продаем...

2-го марта – проблески весны,
2-го марта мы обречены?
Все подсчитали, сколько на конУ?
2-го марта продаем страну.

«Как продаем?»
«А разве ты не знал?
Сержанту – подполковник:
«Принял – сдал»
Все чин по чину,
Карта и значки…»
«Постойте, я возьму свои очки.
Да, все понятно,
Вот большой кусок,
Да это же медвежий уголок,
Какие богатейшие места…»
«Ты руку убери, чудак, с листа.
Здесь все забито,
Уренгой, Сургут…»
«Их тоже продают,
Передают?»
«Да, как с куста
Россию продают,
Один идет на бак,
Другой - на ют»
«А выгода от этих
Перемен?»
«Ну, как, сейчас - юрист,
За ним Бондмэн.
В одной узде,
Не взбрыкнет молодой.
Да он не хочет,
Ну, конечно, свой,
Все из гнезда Плевако-Собчака…»
«Послушай,
А пойдем, попьем пивка,
Под воблу,
Поболтаем, разберем,
Не каждый раз
Россию продаем…
Не часто, ведь, молчим,
Суем листки,
За тех, кто рвет
Россию на куски…»
«Ну, хватит,
РаспоЯсался совсем,
Пойдем,
Но не касайся
Скользких тем»
Пошли…
Зашли в кафе,
Сидят и пьют,
Официанты мимо них
Снуют,
Бар под завязку,
Виски, водка, джин,
Удвоенные, зеркалом витрин.
А за окном –
Машинная река,
Сметает в подворотню
Старика,
Фасад домов
В неоновой строке,
Растяжки
На английском языке.
Рекламно-фешенебельный
Уют…
«Так продана ж,
Чего там продают?»
«Ну, ты совсем «того»,
Великоросс,
С другого края
Взялся за вопрос…
Второго марта
Нас зачем зовут?
Там проданное,
Лишь, пе-ре-да-ют!
А мы должны
Все это подтвердить,
Ну, ладно, по последней,
Будем жить!»
«А у меня ответный тост,
Земляк,
Давай пойдем
И сделаем НЕ ТАК!»

Подранок

Мы шли уже четвертый день,
И крыши редких деревень,
Мелькали в поле, или уходили
В лес.
За нами глушь трех областей,
Однообразье скоростей,
И, вот, уперлись
В железнодорожный переезд.

А, впереди, машин, штук пять,
Ну что ж, придется подождать,
В мельканье красных глаз
Трудяги - светофора,
Но кто-то, вдруг, поскребся в борт,
Крадучись, робко, словно вор,
Едва расслышал я,
Сквозь мерный шум мотора.

Я открываю и гляжу,
Мальчишка малый, словно жук,
В дырявых ботах,
Да и куртка не по росту.
Стоит, скукожился совсем,
А на дворе, едва, плюс семь,
И тянет руку
Красную, как в оспе.

«Подайте, дяденька, на хлеб,
Я со вчерашнего не ел,
И, мамка, дома у меня,
Совсем больная.
А папка? Папка-то пропал.
Он без работы. Загулял,
Уже дней пять,
Как отыскать его пытаюсь»

Мне, словно, в душу вбили гвоздь,
И я отсыпал ему горсть,
Того, что смог насобирать
В худых заначках.
«А сколько лет тебе, малыш?
Что ты на холоде, стоишь?
Хотя за партой должен быть,
Решать задачки.

Да мне десяток, от роду,
А класс распался в том году,
Да что там класс,
И школа, то, уже закрыта.
Всего в деревне, нас таких,
Едва найдешь, десятерых,
Да крест на крест, уж треть домов,
В селе забиты»

Шлагбаум поднят «Ну, пока!»
Машина снята с ручника,
И, только, в зеркале
Махнула мне ручонка.
Я ехал дальше и болел,
И воздух сыр, и свет не бел,
И, до сих пор,
В глазах стоит, худой мальчонка.

На мне по службе много дел,
Я пол России облетел,
Бывал во всяких
Переделках - перебранках,
Увы, я видел много ран,
Сиротство ферм
Без крыш и рам,
А вот сегодня, встретился с подранком.

Я ехал, как мотор кипел,
Деревенел и каменел,
И, мысль одна, сверлила мозг,
Одна. Доколе!!!
А за окном чернела ночь,
Дорога улетала прочь,
И, вместе с ней, туда влекло
Пустое поле…

«Вперед, Россия!»

Россия движется вперед,
В газетах говорят,
А вместе с нею весь народ,
Ну а с народом – я!

Я ощущаю этот ход,
Мне Эрнст не даст соврать,
Вот репортаж – идет народ
Свободу выбирать!

Свобода нравится ему
Бутылки собирать,
Почетен нынче всякий труд,
А главный – продавать!

Я верю в силу кулака,
В свободу быть сильней
Того седого старика
Невнятных наших дней,

Который создал все для нас –
И нефть, и газ, и флот,
Ему в награду за запас
Свободу дал народ!

Старик такой свободе рад,
Он трется у церквей,
Там все равны, там каждый брат,
Подаст на пару дней.

И я свободный человек,
Иду, куда хочу,
Хочу – в набег, хочу – в абрек,
В слесарку не хочу!

Хочу я выиграть зело,
Максим сулит давно,
И все поставить на зеро
В его же казино.

Хочу купать красивых «щук»
В шампанском типа «Брют»,
Когда я долларом хрущу,
Бываю очень крут!

Да, вот такой я сам в себе,
Я – нано-инноватный,
Мне президент махнул рукой,
«Ты наш», – сказал приватно.

Работа, в общем, стороной,
Хочу идти вперед!
С Володей, Димой, со страной,
Куда идет народ!
[19/07/2008]

Обсудить на форуме


Внимание! Администрируется.
Сообщения будут удалены в случае, использования одним посетителем нескольких имен,
Запрещается(!) использовать нецензурную брань и оскорблять участников дискуссии.


Ноябрь, 2009

X