Алигер Маргарита Иосифовна (1915 - 1992)

На восходе солнца

Первый шорох, первый голос
первого дрозда.
Вспыхнула и откололась
поздняя звезда.
Все зарделось, задрожало...
Рассвело у нас...
А в Америке, пожалуй,
сумерки сейчас.
Но, клубясь по всей Европе,
отступает ночь...
Новый день зарю торопит,—
ждать ему невмочь!
Мы с тобой стоим у входа
завтрашнего дня.
Ощущение восхода
молодит меня.
Так на том и благодарствуй,
ранняя заря,
утреннее государство,
родина моя!
1948

Моя Москва

Тополей влюбленное цветенье
вдоль по Ленинградскому шоссе...
Первое мое стихотворенье
на твоей газетной полосе...

Первый трепет, первое свиданье
в тихом переулочке твоем.
Первое и счастье и страданье.
Первых чувств неповторимый гром.

Первый сын, в твоем дому рожденный.
Первых испытаний седина.
Первый выстрел. Город затемненный.
Первая в судьбе моей война.

Выстояла, сводки принимая,
чутким сердцем слушая фронты.
Дождик... Кремль... Рассвет... Начало мая...
Для меня победа - это ты!

Если мы в разлуке, все мне снятся
флаг на башне, смелая звезда...
Восемьсот тебе иль восемнадцать -
ты из тех, кому не в счет года.

Над тобою облако - что парус.
Для тебя столетья - что моря.
Несоединимы ты и старость,
древний город - молодость моя!
1947

РУССКАЯ ПЕСНЯ

Величавым руслом прямо в Волгу
шла другая русская река.
Над её просторами подолгу
северные стыли облака.

Путь многовековый совершая,
на ладонях синих сильных вод
бережно несла река большая
белый пассажирский пароход.

А на пароходе плыли люди,
что оставили жену и мать
для того, чтоб выйти в бой и грудью
за родную реку постоять.

Тихим вечером они запели
в лад не торопящейся реке,
не спеша, что знали, как умели,
на спокойном русском языке.

И о чём таком в той песни пелось,
Рассказать, пожалуй, и нельзя.
Понимать ту песню не хотелось.
Слушали её, закрыв глаза.

Что же возразить могу я горю?
Погоди немного, подожди!
Расскажу ему, как в речку Ворю
падали стеклянные дожди.

Расскажу про толстого налима,
что ходил часами у коряг.
Расскажу, как, солнышком палима,
в перелески устремляя шаг,

с песенкой, судьбу двоих решая,
в свете колосящихся хлебов,
обгоняя нас, пришла большая,
мир исколесившая любовь.

Как же горя я не переспорю,
Если твёрдо знаю: в том бою
Ты душою помнил речку Ворю,
Наше счастье – родину твою
1941

* * *

Соль на губах, на ресницах соль…
Я ничего не забыла.
Счастье и горе, радость и боль -
всё это было.

Но не было лжи, не было лжи,
предательства и бесчестья.
Но есть под Москвой тропинка во ржи,
где мы проходили вмести.

Есть колокольчиковый лужок,
где мы на траве сидели.
Есть обрывистый бережок,
где мы карасей глядели.

Есть под Москвой вековые дубы,
которые в зной и вьюгу
простую историю нашей судьбы
рассказывают друг другу.

И роща берёзовая жива,
которая правду знает
и нашей любви золотые слова
шёпотом повторяет.

Есть над Москвой-рекой косогор,
дали – не окинешь взглядом…
Не перемеришь земной простор,
что мы исходили рядом.

Когда мы расстанемся, наконец,
когда нас в живых не будет,
звук наших шагов, стук наших сердец
услышат другие люди.

Достанется им наш мир голубой,
раскат грозовой, закат огневой,
утренний ветер с луга,
яблоневая вьюга…

Так пусть они любят, как мы с тобой,
как мы любили друг друга!
1952

Человеку в пути

1

Я хочу быть твоею милой.
Я хочу быть твоею силой,
свежим ветром, насущным хлебом,
над тобою летящим небом.

Если ты собьешься с дороги,
брошусь тропкой тебе под ноги
без оглядки иди по ней.
Если ты устанешь от жажды,
я ручьем обернусь однажды,-
подойди, наклонись, испей.

Если ты отдохнуть захочешь
посредине кромешной ночи,
все равно — в горах ли, в лесах ли,—
встану дымом над кровлей сакли,
вспыхну теплым цветком огня,
чтобы ты увидал меня.

Всем, что любо тебе на свете,
обернуться готова я.
Подойди к окну на рассвете
и во всем угадай меня.

Это я, вступив в поединок
с целым войском сухих травинок,
встала лютиком у плетня,
чтобы ты пожалел меня.

Это я обернулась птицей,
переливчатою синицей,
и пою у истока дня,
чтобы ты услыхал меня.

Это я в оборотном свисте
соловья.
Распустились листья,
в лепестках - роса.
Это - я.

Это - я. Облака над садом...
Хорошо тебе?
Значит, рядом,
над тобою - любовь моя!

Я узнала тебя из многих,
нераздельны наши дороги,
понимаешь, мой человек?
Где б ты ни был, меня ты встретишь
все равно ты меня заметишь
и полюбишь меня навек.

3

Мне раньше казалось, что наша любовь - это дом,
под маленьким небом поставленный нами с трудом.
Там сброшена ноша, озябшие руки согреты,
там милые веши, уюта смешные приметы.
Прозрачное дерево тихо дрожит у порога,
и, может быть, тут и кочается наша дорога.

Потом я решила, что наша любовь - это сад,
где ясные дни на коричневых ветках висят,
где каждый росток существует спокойно и мудро,
где круглые сутки - осеннее ранее утро.
А тихое небо, знакомое, наше, такое,
что кажется, облачко можно поправить рукою.
И дождиком пахнет,и слушают ветер травинки,
из мхов и кустарников в мир вытекают тропинки.

Теперь я уверена: наша любовь - это путь,
чуть видная тропка и снова большая дорога,
ночевки под звездами, вздох, наполняющий грудь,
усталость и счастье - сладчайшая в мире тревога.
Нам служит пристанищем наша большая земля.
Взлетают рассветы... Сырые брезенты палаток...
В туманных долинах дымок кочевого жилья
и легких заплечных мешков дорогой беспорядок.
Пусть камни теснятся, пусть скачет и плачет вода.
Пусть ливни, и громы, и радуга словно ворота.
Пусть наша любовь остается такой навсегда,
вперед уводя неразгаданностью поворота.

4

Не решай меня право тебя ревновать,
задыхаясь от каменной муки.
Прикажи мне уйти для того. чтоб узнать
освежающий холод разлуки.

Иль тебе не понятно, что значит любовь,
от которой нам некуда деться?
Это лёгкое тело, тяжёлая кровь
и крылатое, светлое сердце.

Это раннее утро и ранящий нож.
разрежающий душу на части.
Это храбрасть и страх, это пламень и дрожь,
униженье, величье, и честность, и ложь,
из которых слагается счастье.

6

Я не хочу встречать тебя зимой.
В моей душе ты будешь жить отныне
весенний, с непокрытой головой,
как лучший день мой, как мечта о сыне.

Я не хочу встречать тебя зимой.
Боюсь понять что ты старей и суше,
услышать, как ты ссоришься с женой,
увидеть, как ты к другу равнодушен.

Боюсь узнать, что хоть короткий миг
случается тебе прожить скучая,
увидеть, как, поднявши воротник,
спешишь ты, облаков не замечая.

Хочу тебя запомнить навсегда
моим знакомцем, путником,влюбленным
в дороги, реки, горы, города,
беспечным, ненасытным, изумленным.

Живи таким, как в памяти моей,
подверженный порывам и тревогам,
всегда люби деревья и зверей,
И много знай, и спрашивай о многом.

Заглядывайся так же далеко
прозрачными бродячими глазами.
Мне иногда бывает так легко -
я вспоминаю: ты живешь меж нами.

Покуда день, покуда будут течь
стремительные, вспененные реки,
таким тебя мечтаю я сберечь,
тебя такого я люблю навеки.

И если даже ты придуман мной,
такой, какого встретить мне хотелось,
я не хочу тебя встречать зимой,
чтоб выдумка моя не разлетелась.
1939

Апрель, 2008

X