Полежаев Александр Иванович (1804 - 1838)

Иван Великий*

Опять она, опять Москва!
Редеет зыбкий пар тумана,
И засияла голова
И крест Великого Ивана!
Вот он — огромный Бриарей*,
Отважно спорящий с громами,
Но друг народа и царей
С своими ста колоколами!
Его набат и тихий звон
Всегда приятны патриоту;
Не в первый раз, спасая трон,
Он влёк злодея к эшафоту!
И вас, Реншильд и Шлиппенбах*,
Встречал привет его громовый,
Когда, с улыбкой на устах,
Влачились гордо вы в цепях
За колесницею Петровой!
Дела высокие славян,
Прекрасный век Семирамиды*,
Герои Альпов и Тавриды* —
Он был ваш верный Оссиан*,
Звучней, чем Игорев Баян.
И он, супруг твой, Жозефина*,
Железный волей и рукой,
На векового исполина
Взирал с невольною тоской!
Москва под игом супостата,
И ночь, и бунт, и Кремль в огне —
Нередко нового сармата*
Смущали в грустной тишине.
Ещё свободы ярой клики
Таила русская земля;
Но грозен был Иван Великий
Среди безмолвного Кремля;
И Святослава* меч кровавый
Сверкнул над буйной головой,
И, избалованная славой,
Она склонилась величаво
Перед торжественной судьбой!..
Восстали царства; пламень брани
Под небом Африки угас,
И звучно, звучно с плеском дланей
Слился Ивана шумный глас!..
И где ж, когда в скрижаль отчизны
Не вписан доблестный Иван?
Всегда, везде без укоризны
Он русской правды алкоран*!..
Люблю его в войне и мире,
Люблю в обычной простоте
И в пышной пламенной порфире*,
Во всей волшебной красоте,
Когда во дни воспоминаний
Событий древних и живых,
Среди щитов, огней, блистаний,
Горит он в радугах цветных!..
Томясь желаньем ненасытным
Заняться важно суетой,
Люблю в раздумье любопытном
Взойти с народною толпой
Под самый купол золотой
И видеть с жалостью оттуда,
Что эта гордая Москва,
Которой добрая молва
Всегда дарила имя чуда —
Песку и камней только груда.
Без слов коварных и пустых
Могу прибавить я, что лица,
Которых более других
Ласкает матушка-столица,
Оттуда видны без очков,
Поверьте мне, как вереница
Обыкновенных каплунов...
А сколько мыслей, замечаний,
Философических идей,
Филантропических мечтаний
И романтических затей,
Всегда насчёт других людей,
На ум приходит в это время!
Какое сладостное бремя
Лежит на сердце и душе!
Ах, это счастье без обмана,
Оно лишь жителя Монблана*
Лелеет в вольном шалаше!
Один крестьянин полудикий
Недаром вымолвил в слезах:
«Велик господь на небесах,
Велик в Москве Иван Великий!»
Итак, хвала тебе, хвала,
Живи, цвети, Иван Кремлёвский,
И, утешая слух московский,
Гуди во все колокола!..
1833
*Иван Великий - главная колокольня Московского Кремля, считалась символом величия Москвы и России.
*Бриарей - мифологический сторукий великан, отважившийся восстать против Юпитера.
*Реншильд, Шлиппенбах - шведские полководцы, пленённые в Полтавской битве в 1709 г.
*Век Семирамиды - так льстиво называли эпоху царствования Екатерины II (1729-1796), которую Вольтер нарёк "Северной Семирамидой" по имени ассирийской легендарной царицы Семирамиды, отличавшейся мудростью и красотой.
*Герои Альпов и Тавриды - А.В.Суворов (1730-1800) и Г.А.Потёмкин (1739-1791).
*Оссиан - легендарный кельтский поэт III века.
*Супруг твой, Жозефина - то есть Наполеон I, женатый первым браком на Жозефине Богарнэ.
*Новый сармат - намёк на польскую интервенцию в Россию в начале XVII века.
*И Святослава меч кровавый - имеется в виду Святослав Игоревич, великий князь и полководец Киевской Руси X века.
*Алкоран - то же, что коран.
*Порфира - длинная пурпурного цвета мантия, надеваемая монархами в торжественных случаях.
*Монблан - высочайший горный массив в Альпах.

***

«Ай, ахти! ох, ура,
Православный наш царь,
Николай государь,
В тебе мало добра!..
Обманул, погубил
Ты мильоны голов -
Не сдержал, не свершил
Императорских слов!..*
Ты припомни, что мы,
Не жалея себя,
Охранили тебя
От большой кутерьмы, -
Охранили, спасли
И по братним телам
Со грехом пополам
На престол возвели!
Много, много сулил
Ты солдатам тогда;
Миновала беда -
И ты всё позабыл!
Помыкаешь ты нас
По горам, по долам,
Не позволишь ты нам
Отдохнуть ни на час!
От стальных тесаков
У нас спины трещат,
От учебных шагов
У нас ноги болят!
День и ночь наподряд,
Как волов наповал,
Бьют и мучат солдат
Офицер и капрал.
Что же, белый отец,
Своих чёрных овец
Ты стираешь с земли?
Иль мы кроме побой
Ничего пред тобой
Заслужить не могли?
Или думаешь ты
Нами вечно играть
И что ... ... мать
Лучше доброй молвы.
Так умней мы, чем встарь,
Православный наш царь,
Николай государь.
Ты болван наших рук:
Мы склеили тебя -
И на тысячу штук
Разобьём, разлюбя!»
1835
*При восшествии на престол после подавления восстания 14 декабря 1825 года Николай I в «Высочайшем манифесте» объявил: «Ни делом, ни намерением не участвовали в сих злодеяниях заблудившиеся роты нижних чинов, невольно в сию пропасть завлечённые. Удостоверясь в сем самым строгим изысканием, я считаю первым действием правосудия и первым себе утешением объявить их невинными». Но в нарушение этого заявления многие солдаты полков, причастных к восстанию, в наказание были направлены в действующую армию на Кавказ.

Четыре нации

1

Британский лорд
Свободой горд -
Он гражданин,
Он верный сын
Родной земли.
Ни короли,
Ни происк пап
Кровавых лап
На смельчака
Исподтишка
Не занесут.
Как новый Брут -
Он носит меч,
Чтоб когти сечь.

2

Француз - дитя,
Он вам шутя
Разрушит трон
И даст закон;
Он царь и раб,
Могущ и слаб,
Самолюбив,
Нетерпелив.
Он быстр как взор
И пуст как вздор.
И удивит,
И насмешит.

3

Германец смел,
Но переспел
В котле ума;
Он как чума
Соседних стран,
Мертвецки пьян,
Сам в колпаке,
Нос в табаке,
Сидеть готов
Хоть пять веков
Над кучей книг,
Кусать язык
И проклинать
Отца и мать
Над парой строк
Халдейских числ,
Которых смысл
Понять не мог.

4

В России чтут
Царя и кнут;
В ней царь с кнутом,
Как поп с крестом:
Он им живёт,
И ест и пьёт.
А русаки
Как дураки,
Разиня рот,
Во весь народ
Кричат: «Ура!»
Нас бить пора!
Мы любим кнут!»
Зато и бьют
Их, как ослов,
Без дальних слов
И ночь и день,
Пока не лень:
Чем больше бьют,
Тем больше жнут,
Что вилы в бок,
То сена клок!
А без побой
Вся Русь хоть вой -
И упадёт,
И пропадёт.
1827

Февраль, 2008

X