Сергей Антонович Клычков
(1889 - 1940)

ПРЕДЧУВСТВИЕ

Золотятся ковровые нивы
И чернеют на пашнях комли...
Отчего же задумались ивы,
Словно жаль им родимой земли?..

Как и встарь, месяц облаки водит,
Словно древнюю рать богатырь,
И за годами годы проходят,
Пропадая в безвестную ширь.

Та же Русь без конца и без края,
И над нею дымок голубой -
Что ж и я не пою, а рыдаю
Над людьми, над собой, над судьбой?

И мне мнится: в предутрии пламя
Пред бедою затеплила даль
И сгустила туман над полями
Небывалая в мире печаль...
1914, 1918

* * *

До слез любя страну родную
С её простором зеленей,
Я прожил жизнь свою, колдуя
И плача песнею над ней.

В сторожкой робости улыбок,
В нахмуренности тяжёлых век
Я видел, как убог и хлипок,
Как чёрен русский человек.

С жестокой и суровой плотью,
С душой, укрытой на запор,
Сберёг он от веков лохмотья,
Да синий взор свой, да топор.

Уклад принёс он от берлоги,
В привычках перенял он рысь,
И долго думал он о Боге,
Повечеру нахмурясь ввысь.

В ночи ж, страшась болотных пугал,
Засов, приладив на двери,
Повесил он икону в угол
В напоминание зари.

В напоминание и память
О том, что изначальный свет
Пролит был щедро над полями,
Ему же и кончины нет.

И пусть зовут меня калекой,
Пусть высмеет меня юнец
За складки пасмурного лика,
За чёрный в копоти венец,

И часто пусть теперь с божницы
Свисает жидкий хвост узды,
Не тот же синий свет ложится
На половицы от звезды?!

Не так же к избяному брусу
Плывёт, осиливши испуг,
Как венчик, выброшенный в мусор,
Луны печальный полукруг?!

А разве луч, поникший с неба,
Не древний колос из зерна?..
Черней, черней мужичьи хлебы,
И ночь предвечная черна…

И мир давно бы стал пустыней,
Когда б невидимо для нас
Не слит был этот сполох синий
Глаз ночи и мужичьих глаз!

И в этом сполохе зарницы,
Быть может, облетая мир,
На славу вызорят пшеницу
Для всех, кто был убог и сир.

И сидим мы в нетленных схимах,
Все, кто от века наг и нищ,
Вкусить щедрот неистощимых,
Взошедших с древних пепелищ.

Вот почему, я Русь и славлю
И в срок готов принять и снесть
И глупый смех, и злую травлю,
И гибели лихую весть!
1930

* * *

Та же Русь, без конца и без краю,
И над нею дымок голубой,
Что же я не пою, а рыдаю
Над людьми, над собой, над судьбой.

ПЕСНЯ ПРО ВИЛЬГЕЛЬМА

Царь Вильгельм сидит на башне,
Он с волшебною трубой,
Перед ним чернеют пашни,
Виснет сумрак голубой.
Вон по речкам города.
По лесам-полям деревни
Разбежались, как стада.
- Эти грады, эти сёла
Я велю огнём пожечь,
С нивой мирной и весёлой
Спородню кровавый меч.
В поле пули я посею,
Кровью пажити полью,
Чтоб расти по всей Расее
Лишь крапиве и былью.
Воевать я буду долго,
Побежит за мной в полон,
Как раба , Царица-Волга -
Как невольник - вольный Дон!
- Царь, в тебя вселился демон:
Помолись и Русь забудь.
Видишь: кровью брызжет Неман
Морю синему на грудь.
Глянь: орёл чертит кругами
Над Германии твоей.
Слышишь: над рейнскими брегами
Плачет горько Лорелей. -
Но не видит он позора
И забыл свою страну:
Воет он и по сю пору,
Как собака на луну…
1914

ГИМН СВОБОДЕ

Тучи, тяжёлые тучи
Молния грозно прорвала -
Песню свободы могучей
Родину-мать всколыхала.
Реет над нами свобода,
Красными крыльями машет;
Будет слёз, будет невзгоды -
Ими полна жизни чаша.
Полно томится в неволе,
С камнем на груди тяжёлом,
Корчится в муках и боли -
Смело борись с произволом!
Зверь этот долгие годы
Пил твою кровь, твои силы.
Брат! Неси знамя свободы
Твёрдой рукой до могилы.
Все мы могучей волною
Все сокрушим их вертепы -
Там нашей рабской рукою
Скованы крепкие цепи.
1906

* * *

Монастырскими крестами
Ярко золотеет даль.
За прибрежными кустами
Спит речной хрусталь.

За чудесною рекою
Вижу: словно дремлет Русь,
И разбитою рукою
Я крещусь, крещусь.

Вижу: скошенные нивы,
По буграм седой костырь,
Словно плакальщики, ивы
Склонены в пустырь.

По лесам гуляет осень,
Мнёт цветы, стряхает лист.
И над нею синь и просинь
И синичий свист.

Та же явь и сон старинный,
Так же высь и даль слились;
В далях, в высях журавлиный
Оклик: берегись!

Край родной мой (всё, как было!)
Так же, ясен лик и прост, -
Только лишние могилы
Сгорбили погост.

Лишь печальней и плачевней
Льётся древний звон в тиши
Вдоль долин родной деревни
На помин души, -

Да заря крылом разбитым,
Осыпая перья вниз,
Бьётся по могильным плитам
Да по крышам изб…
1922

Октябрь, 2008

X