Юрий Голубев

Реквием времени

Устав от долгих ожиданий,
От глупых, призрачных надежд,
В юродстве самобичеваний
Остатки праздничных одежд
С таким отчаяньем сжигаем
И постепенно угасаем.
Не время самый страшный вор,
Хотя ему мы и подвластны,
Но так безвольно, безучастно
Порой скрепляем договор
С тем, что крадет у нас желанья:
Усталость, злоба да сознанье
Годов бесплодно прожитых
Да груз привычек суетных,
А тот, кто дожил до седин
И оставался в полной мере
Чувств и желаний господин,
Тому не страшны ни потери,
Ни испытанье суетой,
Ни смерти призрачные двери,
Ни одиночества покой.

Куда влечет нас временной
Поток тенденций и явлений,
Да всевозможных избавлений
Сулящих век нам золотой?
Бег наших дней многообразен,
Теченье полно суеты.
Вблизи спокойнейшей воды
Уже не видно. И ужасен
Поток кипящий впереди,
Покрытый мраком и туманом,
Как и всегда - большим обманом.
А что осталось позади?
За мишурой большого смысла,
За словоблудием идей
Не так уж много добрых мыслей,
Не так уж мало злых людей.
Но жизнь идет, и мы, вздыхая,
Все тот же воз вперед толкаем.
В нем странно истина и ложь
Переплелись: не разберешь
В нагроможденной куче рая
Куда тот воз влечет кривая?
У мира сильных же сего
По большей части, как и прежде,
Честолюбивые надежды,
Да власть, да деньги, деньги - власть,
Чтобы навластвоваться всласть.
Как быстро всё переменилось,
Элита вдруг переродилась,
Хотя и раньше - то была
Презренной сволочью партийной,
Бездумной, алчной, но всесильной.
Но бог с ней с этою элитой,
По ней звенят колокола,
Что можно взять - она взяла,
Напористо и деловито,
Причем, сегодня - не вчера.

Как безисходно нашей жизни скотство.
Уже на протяженьи стольких лет
Наш колорит насилье и юродство -
И кто на это даст ответ?
Мы проиграли дочиста, до нитки,
А сколько жертв и в чем их суть?
Вы о каких лепечите ошибках,
Ох, этот пресловутый русский путь.
Пророков нет в отечестве моём,
Но в нем такая жизненная сила,
Что сколько бы его не жгли огнем,
Не растлевали, водкой не травили,
Оно, наверно, всё перенесет.
Не раз в отчаяньи рванув одежды,
И снова кто-то воровато унесет
И жар его души, и мысли, и надежды.
И не пытайтесь убедить меня,
Что загубили генофонд России,
Придут, идут иные времена -
Не зря она рифмуется с "мессией".

На стыке двух мировоззрений,
По протяжению веков,
Формировался дух основ:
Твоих дремучих наслоений,
Противоречий, озарений,
Всего того, чем знаменит
Типично русский колорит.
Здесь христианских откровений
И милосердия канва
Сплетаются с восточной ленью
И фанатичностью раба.
Стихийность широты просторов,
Терпенье долгое как путь,
Да азиатские раздоры
В тебе лепили эту суть.
И странно! Если выпадала
Тебе удачи полоса,
Россия, как ты расцветала,
Как широко ты раскрывала
Свои с раскосинкой глаза.
И двух миров ключи живые
Тебя питали в этот час,
Рождая вдруг плоды такие,
Что удивлялся мир не раз.
Во времена лихой годины,
Её же было до горла,
Ты погружалась в мрак трясины,
И худшее в тебе сполна
С такою силой пробуждалось,
Что ты сама себя боялась...
Россия. Грешная земля,
Так что с тобою всё же было?
Ветвь эволюции вместила
Ты тупиковую в себя
И человечеству ты подарила
Бесценный опыт бытия.
А может вечною расстригой
Тебе по этой жизни плыть,
Всегда быть пьяной и безликой,
Но и великой вечно слыть?
Иметь широкие просторы,
Их так любить и не любить,
Вместить в них каторжные норы
И в них свой горький дух томить.
Так разбазаривать бездарно
Все то, что выпало тебе,
И так безвольно, безотрадно
И слепо следовать судьбе.
Соблазн извечный для России -
Надежным кланяться царям.
И он явился нам -"мессия"
И все расставил по местам,
И то, что выстрадал, взлелеял
Век 19-ый в мечтах,
Ни внять, ни понять не умея,
Как русский истинный монарх,
Он всё подмял, сломал, кроваво
Переиначил связь веков.
И то наследие умов
Гуманности, культуры, права,
Что европейский дух намыл,
Он растоптал и истребил.
Тем самым нас опять отбросил
На много-много лет назад,
Нам пятна мрачные вопросов
Перстом из прошлого грозят.

Но есть другая точка зренья-
Иное виденье, сомненье.
Ведь все же он поднял Россию.
Поднял с колен, с земли поднял,
Да, это жесткий был "мессия",
Что нужно было делать - знал.
Кто виноват? Вопрос сакральный,
И в этом не его вина.
Он для России актуальный
Бывал в любые времена.
За десять лет перед войною
Россию за загривок взяв,
Своей железною рукою
Встряхнул и путь ей указал.
-Жизнь новую мы будем строить
В одной стране, - промолвил он,
- И если кто-то что-то стоит -
Впрягайся в этот Вавилон!

Из революции всемирной
Марксистский получился "пшик".
И вот в растерянности сильной
Стал колебаться большевик.
Вождь революции скончался,
Пожар всемирный не раздут,
И, понимая что сметут,
Что в новом качестве начался
Событий смысл, и то что вдруг
Ещё сильней усугубился
Проблем, угроз порочный круг,
И долго, долго еще бился
Спор и борьба вождей в пути:
-Что делать и куда идти?
Один из них договорился:
- Всё что достигли - нужно сдать,
Вновь развернуть Россию вспять.
Ждать революции всемирной,
А то, что русская земля
Полита кровью так обильно,
Так это всё забавы для.
Мы в революцию играли -
Не получилось - проиграли.
И после как-то сокрушался
Поэт, изъездив много стран,
Великий, мол, запорот план.
А ведь когда-то обещался
На Патриарших на прудах
Быть похороненным в мечтах.
Но план поэта поменялся,
И прах в Венеции остался.
Что ж, в планах человек невечен,
"Иных уж нет, а те - далече."

Приняв страну с сохой, в разрухе,
Где жил крестьянин-хлебороб,
Подчас к хребту прилипшим брюхом
Ему скомандовал: - Вперед! -
-Ты на завод пойдёшь рабочим,
Тебе страну одеть, кормить,
Обуть ещё и между прочим,
Ещё достойно вооружить.
А то, что враг пойдет стеною,
Ещё тогда он это знал.
Европы всей потенциал
Полез коричневой чумою.
Подумайте ну хоть чуть-чуть,
Что это значит, это ж жуть!
Европы всей поперла рать,
Но мы горазды причитать
О жертвах сталинских репрессий,
И всех собак на нем повесить.
План был, конечно, грандиозный,
Теперь его как одиозный
Хотят представить, извратить
Да крепко в головы ввинтить.

Две философии на свете -
Одна, как это не крути,
Все на одной живя планете,
Духовно мы должны расти.
Есть десять заповедей старых,
И ведь ещё с каких времен,
Сезифовых трудов немалых
Нам стоил этот марафон.
Привить сообществу людей
Освобожденье от цепей,
Наживы, алчности да злобы,
Не жить за счет другого чтобы,
И ближнему не пожелать
Чего бы сам от жизни ждать
Ты не хотел. Ещё другая
Есть философия простая,
В ней все как раз наоборот.
Истоки же она берет
Из прошлых, древних устремлений
Да инстинктивных побуждений.
В ней индивидуум, как ценность,
Поставлен во главу всего
В раскраске "эго" своего.
И если ты имеешь цепкость,
Да силу, ловкость и напор
И отвергаешь всякий вздор
Морали, совести, уловок,
Да глупых норм и установок,
Тебя, конечно, ждёт успех
За счет других и вся, и всех.

И странно, что мораль одна
В своём развитии другую
В тяжелых муках родила
И, невзлюбив её такую,
Вначале сумрачно гнала
Подальше от себя устало,
Потом прозрела, поняла,
Что может выгоды немало
Иметь, второю прикрываясь,
С ней эклектически сплетаясь.
Но суть от этого смешенья
Всегда одна - сокрыть стремленье
По волчьим по законам жить,
При этом с боженькой дружить.

Утопий разных уж немало
У нас в истории бывало.
Создать при сложности своей
Такое общество людей,
Чтоб счастье, равенство и братство
И сутью было, и богатством,
И чтобы деянье и мысль
Имела заповедей смысл.
И было чтоб оно реальным,
Не лицемерным, и брутальным,
Куда при начинаньи каждом
Оно валилось не однажды.
Немало душ подчас сгубив
Да кровью всё вокруг залив.

Давайте все-таки вернемся
В те предвоенные года,
Мы всё равно не разберемся
Что было, где, да и когда.
Вранья, фантазий и подлога
О тех годах уж слишком много.
Как впрочем, и в любой эпохе,
Ведь пишут люди, а не боги
Историю и событийность,
Не забывая, что партийность
Всегда блюдет свой интерес
В текущем веяньи иль без...
Но что бы не было иль было,
И как бы там не выходило,
Он должен был иметь ввиду,
Что мало времени осталось,
Развяжут всё-таки войну.
Страна и так рвалась, старалась,
Да непосильно надрывалась.
А надо всё-таки быстрей
Поднять ее из отставанья.
Толпа непрошенных гостей
Уже томилась в ожиданьи
Земель российских дележа,
Да враг внутри коварней, злей
Кусал невидимо, как вша.

И надо было воспитать
Ещё к тому же гражданина,
Который шел бы защищать
Свои края в строю едином
В порыве к Родине, с любовью,
И заплатить за это кровью.
(Скажите мне - в России нынче
Найдется много ль храбрецов
Идти и защищать не хныча
Её от напасти врагов?
Как не мудрить тут увлекаясь,
Я все же в этом сомневаюсь.)

Враг внутренний и враг наружный,
Отсталось, косность и натужный
Подъём хозяйства, в неизменном
Цейтноте, при нехватке средств -
Так понесла Россия крест
Свой в мире алчном и надменном.
В нем дипломатом неприменно
Правитель каждый должен быть,
( С волками жить - по-волчьи выть!)
И был он им всегда отменным,
Чего уж тут душой кривить.
Филистеры от перестройки
Его коварным, злым, слепцом
Хотите видеть, да глупцом.
Давно вам место на помойке,
Вражина Черчиль - не чета вам -
Ему давно оценку дал,
После войны о нём сказал,
Что принял он Россию в хлам.
Разрушенную и с сохою.
Своей железною рукою
Смог высоко её поднять,
Так, что потом она надежно
Себя могла бы защищать
Да в космос первою слетать.

Конечно, надо осторожней
К нему с оценкой подходить,
И доводы, и аргументы
Иные видеть, находить.
Теперешнего дня фрагменты,
Когда пытаешься сложить
В картину целостную жизни,
Так волком хочется завыть:
От зазеркалья этой тризны,
И зубоскальства на экране,
От фиги, что в пустом кармане,
От миллионов беспризорных
Да демократии позорной.
Ведь цифры нынешних потерь:
Россия в год по миллиону
Теряет не тогда, теперь
В угоду Лондона да Вашингтона.
За эти жертвы кто ответит?
Кто им судья на этом свете?
Что ж вы молчите, демократы,
Иль в этом вы не виноваты?
Ваши дела, ваша работа!
Что вам народ, что вам страна.
Туго набитая мошна -
Вот ваша первая забота.

На тему сталинских репрессий
Монбланы книг взмывают ввысь,
Какие только злые бесы
За эту тему не брались.
Все переврать они готовы,
Не чужд подлог им, клевета.
Все эти Троцкие, Хрущевы -
Как много было их всегда,
До балоболки Горбачева,
Пустившего Россию в слом,
Да Яковлев, как страшный сон.
Здесь Волкогонов мелким бесом
Свою историю вершил,
Радзинский, наш теле-повеса,
Свою сенсацию спешит
Нам втюхать, голосом играя
Да руки горестно ломая.
Пророк наш - Солженицын Саша.
Уж этот дров-то наломал,
И под конец совсем устал,
И через всю Россию нашу
Он патриархом прокатился
И объявил, что воротился
Нам подсказать, как обустроить
Россию в нынешних делах.
Наивный... Будут что советы стоить,
Коль для России полный "швах" -
Сценарий уж давно написан,
Детально Западом расписан,
В заветных "шахматных" мечтах.
Писучим Саша оказался
И за двухтомник резво взялся.
Вопрос еврейский на Руси
Поднять хотел он. Небеси!
Неведомы пути господни!
А может дьявола тут козни?
За недосказанность у "нас"
При скурпулезности - ругают,
В антисемитах "там" сейчас
Он ходит, и ему пеняют.
Наш доморощенный Сванидзе -
Тут просто не хватает слов...
Ваш приговор лукав и зол,
Он конъюктурен, не годится
Уже лишь только потому,
Что в мире есть страна такая,
Чьи козни, судя по всему,
Мир часто в войны вовлекая,
Вновь вовлекли его в войну.
А после, чтобы это скрыть,
Смысл подлого её мотива,
Архивы все свои закрыть
О времени о том решила
Вплоть до семнадцатого года,
( Но говорят, что уж продлила
Срок этот). Такова её природа...
И, значит, было что сокрыть
Английскому истеблишменту!
Архивы если те открыть -
Такие вскроются моменты,
С такою острою приправой,
Что Сталинские "преступленья"
Предстанут детскою забавой,
И будут новые значенья
Иметь лишь для одной страны
Во многом как необходимость.
Но подлости, что не видны,
Глобальность их , необозримость,
Смысл коих нам закрыт пока,
Манят перстом из глубока.

И этот вред-он мировой.
Цивилизации всей нашей
Был нанесен как таковой,
По сути по своей он - страшен.
Представьте, мы живем теперь
В ином разрезе интереса,
Недавно нам открылась дверь
Науки, техники, прогресса.
Десятки тысяч лет мы шли
В развитьи примитивном,
Мораль и этика в пути
Была проста и эффективна.
И за последних триста лет
Мы взрывом вдруг поднялись
До наших благ и наших бед,
А вот мораль у нас осталась
Все та же с этикой в пути,
Недалеко нам с ней уйти.
Не потому ль разгул уродства,
Инстинктов, тупости, насилья
Вокруг невежества да скотства
И справедливости бессилье.
Ведь этот путь он в никуда
Проходят дни, идут года...

Вот почему оценки наши
Неполнотой грешат подчас,
Не все доступно взгляду глаз.
Но иногда преступен, страшен
Бывает вывод нарочитым
И большенству потом привитым.
Казалось - кончилась война
И нет противоборства,
Но почему с таким упорством
Архивы Англия- страна
Свои от мира подло скрыла,
Тайн столько в них похоронила.
Вы посмотрите, мир теперь,
Как никогда объединяясь,
Открыть он в завтрашнее дверь
Пытается, понять стараясь
Мотивы бед, ошибок прежних
Да будующих неизбежных.
Но чтобы это все понять
И верное принять решенье,
О прошлом правду надо знать,
Ее реальное значенье.
Всегда сокрытые мотивы
Свои имели перспективы
Для Англии-страны туманной
Плести интриги непрестанно.
Вы скажете, что мол, она,
Как страны многие в то время,
Всего лишь интерес блюла
Свой, то есть, имперское бремя
Как получалось, как могла,
Так в этом мире и несла.
Но, это что за интерес?
Когда лишь в прошлом веке,
Имея в мире архивес
Она стыдливо веки
Прикрыла, глядя, как пожар
Двух войн в Европе разжигался,
Чужими ею представлялся
План загребать руками жар.
И подло так исподтишка,
Мир этот в бойню для горенья,
Ее резримая рука
Подталкивала беззазренья.

Тебе, чванливая страна,
Сей вывод неслучайный:
Открыть архивы ты должна
И ложь массонских тайны.
С чем в 21-й век идем?
Опять туман, опять интриги?
Мы гимн дичанию поем
Да тайной лжи несем вириги.
Иначе просто на тебе
Ложится этой крови море,
И в бесконечной череде
Раздоров и людского горя.
Европа общая без лжи!
Возможно ли такое?
Вопрос давно уже кружит
И машет нам рукою.
Европа общая без лжи!
Пусть это будет априори,
Но попытаться мы должны,
И твердость проявив, и волю.
Как это все неутопично
И для Европы непривычно.

Ведь как всегда тебе коварно
Удался мнений передел,
Британский лев высокопарный
Остался как бы не у дел.
В злосчастной фултоновской речи
Кликуша твой провозгласил
Войны холодной пробу сил.
И снова мир взвалил на плечи
Груз дикой гонки воруженья,
Милитаризма, да боренья.
России ты всегда боялась,
И даже в страхе ты старалась
Подлог свой подлый совершить,
Запутать всех и объявить,
Что русской бомбы ты боишся,
Ее агрессии, да силы.
Не так все это, зря ты злишься,
Я это выделю курсивом-
-Идеи русской ты боялась!
И на корню ее старалась
Не так, так эдак задушить.
Вот этого тебе простить
Нельзя никак. Ты мир лишила
Возможности без шор взглянуть
На жизнь иную, иной путь.
С какою злобой ты спешила
Ее принизить, соблазнить,
Да сатанински с толку сбить.
Что ожидает нас теперь
В Едином Мировом Порядке?
Какая перед нами дверь?
Боюсь что будет нам несладко.
Раз нехватило духу нам,
Всему сообществу земному
Шаг сделать к праведным делам:
Морали, этике, к иному
Мотиву, смыслу отношений,
Да политических решений.
Придется дорого платить
За наш откат в инстинктов дали,
Они смогли нас захватить,
Вернее нам их навязали.
А дальше что, неужто в лоб,
Как говорили нам пророки,
По чипу каждому-знал чтоб
И помнил эти вот уроки.
А кто мечтает заправлять
Всем этим, кто его создатель,
Я предлагаю отгадать
Загадку эту вам, читатель.

Послевоенная надежда,
Ее восторг и эйфория
Сменилась быстро, как и прежде
На злость, лукавство истерии.
Победа знаковой была,
Страна не только устояла,
Мир от чумы она спасла
Свою значимость доказала.
Понятно, что простой народ
Стал интерес к стране советов
Свой проявлять, искать ответов
В чем сила, чем она живет?
Мир капитала понимал
Угрозу в этом интересе,
Вот тут кликуша и призвал
Железный занавес навесить.
Ведь это только на словах
Имеет конкурент значенье,
В реальной жизни он лишь враг
И подлежит уничтоженью.

Хочу себя и вас спросить:
-Ну как могло такое быть?
Как мы профукали страну
На тряпки, фантики, фигню.
Как соблазнились на такое,
Своею собственной рукою
Все, что отцы нам завещали
И не один раз отстояли,
В безумстве начали вдруг править
Да с ног на голову поставить.
Как мы могли сладкоголосым
Сиренам запада поверить,
Кафтан их на себя примерить?
Как мы могли, Великороссы,
Предстать ощипанной овцой
Удел которой - на убой.

Ведь мы идею в мир несли,
Ее незрелые ростки,
Свой путь с таким трудом искали,
Мечтой одной - чтоб не мешали.
Но были мы обречены.
Итог холодной, злой войны
Тому явился подтвержденьем.
С каким неистовым стремленьем
Союз под корень подрубили,
А ведь когда-то говорили
О конвергенции, затем,
Что лучшее из двух систем
Мир в будующем единенье
Возьмет и примет без сомненья.
Жаль, быстро это все забыли,
И как итог, мы получили
Свой потребительский общак,
Который как искусный маг,
Бездушный, алчный и пустой
Владеет телом и душой.

-Пустые полки магазина
Явились основной причиной
Распада, гибели Союза, -
Совок канючил в ритме блюза.
Был он, конечно, в этом прав,
При этом правда добавлял,
Уже решительный в сужденьях,
Чужого нахватавшись мненья:
-Как и любая форма рабства
Неэффективна. Непременно,
Оно предстанет разгильдяйством,
И это все закономерно.
Что, мол, процентов девяносто
В пустую средств уходит просто,
На горы танков, на ракеты,
Да на военные проекты.
И образно добавит с помпой,
Что как дикарь с дубиной-бомбой,
Себя мы миру представляем,
Что, мол, давно с огнем играем.
А как на импортные шмотки
Смотрел он с завистью, печалью,
Какие горестные нотки
При этом у него звучали.
И невдомек ему, слепому,
Что здесь как и везде подвох,
Считать ведь можно по иному,
Получится иной итог.
Проценты если бы вот эти
Средств, выброшенных в никуда,
Возможно было на планете
Пустить на нужные дела,
Ведь ты тогда б в стране советов
В вещах и тряпках утонул,
От них и нынче - Караул!-
Кричишь ты. Счастье разве в этом?
И знали запада стратеги,
Войною совершить набеги-
Россию этим им не взять.
Вот тут решили навязать
Они нам гонку воруженья,
Чтоб измотать. Итог-сраженье
Россия это проиграла,
Но, разве лучше в мире стало?

Что ж, получил теперь сполна
Ты второсортицы, дерьма:
Давно просроченное мясо,
И молоко из порошка,
Да сою, что суют в колбасы,
И ножки Буша на ура.
Битком набиты магазины
Товаром Турции, Китая,
Мясные ломятся витрины.
Ведь ты хотел такого рая.
Вот только странно, потребляем
На душу мяса мы теперь,
Гораздо меньше, да стенаем,
Что человек уже как зверь
Стал человеку в мире этом,
Иконой стали деньги, светом.
Застлали совесть и глаза -
Такие вот у нас дела.

Бесславною была кончина
Союза, не легка его дорога.
И все же - какова причина
такого странного итога?
Порою кажется чуть-чуть -
И в новом всплеске обобщений
Удасться все же заглянуть
За ширму связей и явлений.
Нет вечных истин на земле,
Они такие же химеры,
Как наши праведные веры
Уже с изьяном на заре.
Но, что б мы стоили без них,
Без этой призрачной погони,
Какое чудо, хоть на миг
Держать снежинку на ладонях.
Все это лирика,серьезно
Понять же это очень сложно.
Приходят мысли иногда,
Что эта знаковость победы,
Ее значимость,ее беды
Были вершиною тогда
И главным смыслом бытия
Страны советов в мире этом.
В опасности была земля!
Но, правда, множество ответов
Иных есть в мнениях различных,
Да размышлениях публичных.
А точка зренья демократов
Известна, этих плутократов
Цитировать нет смысла боле,
Пусть погуляют они в волю.

Живем в искусственном мы мире.
Вещей количеством большим,
Удобств себя отгородили
От естества, и все творим
Свой странный мир материальный,
Оторванный от чувств давно,
Подход у нас рациональный
И прагматичный заодно.
И если в материальной сфере
Все творчески мы создаем,
То в социальной в полной мере
Себе отчет не отдаем.
Вот в 21-й век вступили
Все с тем же старым багажом,
В достигнутом мы отступили,
Куда идем, зачем идем?...
Огромный творческий накал
Союз советский создавал.
Он ценностью был социальной,
Продукт искуственный, реальный,
Поэтому предпологал
Он с творчеством не расставаться,
Всегда иметь потенциал
Его высокий. Рассосаться,
Он незаметно умудрился -
Вот тут Союз и развалился.
Вы вспомните, как все обрыдло
Уже в конце восьмидесятых,
Партийное тупое быдло,
(Не в счет иных отдельно взятых)
Переродилось и прогнило.
А что с верхушкой нашей было?
Пигмеи, карлики у власти.
Какое творчество? Напастью
Мысль здравая у них,простая
Была. Прошедшее листая,
Увидеть можно, что пожалуй,
Тогда при Сталине, при нем,
Эпоха творческим огнем
Задел внушительный, немалый
Натужно, жертвено родила.
А вновь пришедшие светила
Уже мышиною возней,
Да скукой знатны и грызней.
За власть они ведь тоже дрались,
Решив, что все, что состоялась
Страна. Ей маяком теперь светить,
Назад пути не может быть.
А дальше все легко и просто,
История у нас в руках,
Порукой нам героев звезды
Горят на наших пиджаках.

Когда на некое явленье,
На личность в мире плутоватом
Идут обструкция, гоненья,
Не выглядеть чтоб глуповато,
Вот тут ищи, копай- возможно,
Найдешь ты истины крупицы,
Подчас бывает это сложно.
Иные значимые лица
Вдруг вознесенные до срока,
Банальными детьми порока
Предстанут. Скрытые мотивы
Всегда есть в прошлой перспективе
И в промывании мозгов.
Они - прием, и он не нов.
Вот так и СССР сгубили,
О перестройке говорили,
Но план продвинутый, иной
В виду имели под собой.
Совок с развесистой лапшой
Сидел и слушал эти бредни,
А Горбачев, служа обедню,
Иное к вечеру уж баял,
Расшить, углубить мечтая.
А сколько клеветы и грязи
На Сталина дела свалили,
В сознании людей спешили
Представить монстром его, мразью.
Что интересно, размышляя,
Давно сказал об этом он,
Потомки будут извращая,
Оплевывать его потом.
Но будут времена иные,
Всю эту ложь и шелуху,
Ту , что гуляет на слуху,
Подлоги хитрые и злые
Снесет все мусором и пеной.
Иное молодое племя
Взор обратит к делам, победам
Страны советов, ее бедам.
И знамя дедов и отцов
Вновь подберут в конце концов.
И честно должное ему,
Хотя не только одному,
Не мы - они вернут с лихвою,
С улыбкой нам махнув рукою...

ВОРИШКАМ РОССИИ

Вам ,жалкие воришки ,
Я посвящаю этот стих,
Теперь вы "Люди", не людишки,
Но что же, "брат", сидишь ты тих?
Теперь не выйти без охраны
И вольно грудью не вздохнуть,
Ты столько взял "холявной манны",
Что не завиден стал твой путь.
Ты побратался с криминалом,
Другого быть и не могло,
Ничто нам не дается даром,
В душе и скверно, и темно.
Ведь ты отцов и дедов семя,
Ты отголосок их души.
Тебя не давит это бремя?
Что,впрочем,врядли. Хороши,
Все средства в достиженьи цели,
Но раэве этого хотели
Твои,кем в прошлом дорожил?
Сидите вы на нефти, газе,
На никеле, да на угле.
Придатком,сырьевою базой
Россия стала. Как во сне
Народ на это все взирает
И помаленьку тает,тает.
Ведь стольких вычеркнуть из жизни,
Чтоб ты миллионером стал,
Увы, к великой укоризне
Пришлось их переплавить в "нал."
Хотите вы, чтоб не менялись,
В России ни дела, ни масть,
Чтоб так же дальше воровались:
Земля,ресурсы, недра ,власть.
И пусть народ бубнит проклятья,
На это вам давно плевать,
Теперь хотите власти платье
Пороть,кроить и примерять.
Посмотришь, вы крутые вроде
И презентабельны везде,
А вот "взглянуть в глаза" народу
Пожалуй, "брат", слабо тебе.
Да, вы гуляете с размахом,
Ведь это тоже тяжкий труд,
Но страх,ведь, остается страхом,
А вдруг мильоны отберут?
И как глупы вы ,"буратины",
Отправив бабки за кордон,
Решили,что прикрыты спины,
Да видно,"брат", и здесь облом.
И здесь и там - ты чужероден,
Жизнь расставляет по местам:
Здесь - проклят ты своим народом,
Презренный выскочка ты - там.
Ни дядя Сэм ,и ни массоны
Вас все равно ни защитят,
"Нон грата" вы везде персоны,
И впереди - пинок под зад.
Теперь ты запада заложник,
Тобою крутят здесь и там,
Ведь ты же каторжник,острожник-
Придет расплата по счетам.
В душе мы все хотим реальный
Оставить след свой на земле,
-Воришка жалкий и нахальный ,-
Вот все, что скажут о тебе.

ДИАЛЕКТИКА

Я верю - коллективный разум
Решит проблемы на земле.
Придется в комплексе,все сразу,
Решать их в сумеречной мгле.
Теперешних тенденций вектор
Имеет центробежный вид,
И в жизни каждый индивид
Лелеет свой заветный сектор.
Табу, преграды раздвигая,
Лишь по касательной летая.
Но снова маятник качнется,
Центростремительный порыв
В сердцах и душах вновь проснется,
И не допустит он разрыв
У жизни хрупкой пуповины,
Усилив тягу к серцевине.
И вновь болезнено,трагично
Для нас свершится переход.
И кто-то будет истерично
Твердить, что все наоборот,
Свободу мне давай полета!
Условностей сломаем стену!
И снова диссидентом кто-то
Начнет раскачивать систему.

ПРОРОКИ

За уши нас тянул, за холку,
Пытаясь вытянуть из тьмы.
Мы лучше становились потихоньку,
Но как роптали, возмущались мы.
Вот так и Моисей суровый
Пустыней сорок лет водил
Народ библейский, возрождая снова,
Желая, чтоб он истину вкусил.
Его задача была проще,
Проста идея - бог един,
Язычества цветные клочья
Должны расстаять, словно дым.
Да, бог един, и поклоненье
Тельцу златому грех, порок,
Пророк убил без сожаленья
Всех ренегатов, был он строг.
И чтобы истина святая
Вошла народу в плоть и кровь,
Он постоянно вновь и вновь
Ряды их чистил, убивая.
Вплодь до рассеянья эпохи,
А это больше тыщи лет,
Язычества смущали боги
Народ библейский. Дав обет,
Он не один раз отступался,
За что корился и корался.
Не слышу воплей: -" Кровопийца,
Тиран, чудовище, злодей.
Ты опустился до убийства
Своих сородичей - людей."
Простая истина внушалась.
Но сколько жертв, и сколько лет
Она народу прививалась,
Пока увидел в ней он свет.
Свет, правда, очень искривленный,
Народ ведь избранный, смышленный.

Вот так и Он. Его задача
Была масштабней и трудней.
Он переделывать нас начал,
Хотел Он видеть в нас людей.
Не тварей алчных, разобщенных,
Какими стали мы сейчас.
Кипит наш разум возмущенный,
Но вышел срок и пробил час
Теперь лихого испытанья
Нам как урок и наказанье.
А Он учил жить в коллективе
На благо общее в труде.
Не всем такая перспектива
Была по нраву. На кресте
Иисус закончил свои годы
За то, что своему народу
Пытался это же привить,
По древним заповедям жить,
И царство божье не во зле
Пытаться строить на земле.
Да, не одно тысячелетье
Известны заповеди нам,
Эпох различных лихолетье
Вкусили мы то здесь, то там.
Но не приблизились душою
Мы к сути заповедей тех.
Своею собственной рукою
Мы отвергали вся и всех -
И праведников и пророков,
Не шли на пользу нам уроки.
И нынче те у нас в законе,
Кто служит праведно Маммоне.

Убит Он, челядью растерзан.
И хоть Он далеко не свят,
Но после смерти был распят,
То есть, оболган и развенчан.
Тяжелых, мрачных испытаний
Пришлось России пережить.
Двадцатый век был век дерзаний,
Борьбы идей и подлой лжи.
Двадцатый век, как перекресток,
Был шансом в выборе пути,
Мамонну победить не просто
Перемолол он нас. Увы!
И вот теперь не достучаться
В наши заблудшие сердца.
Сумеем ли с колен подняться
Иль выпьем чашу до конца?...

А если так: - Виват Маммона!
Твои шаги видны во всем,
И "Мошиаха" ждет корона,
А жертв тебе мы нанесем.
Вот беспризорных миллионы,
Откушай - все они твои,
России вены и кингстоны
Открыты для тебя, смотри.
Уходят тихо ветераны,
В который раз легко, шутя,
У них очищены карманы -
Все для тебя, все для тебя!
Девчушки наши на панели,
Сданы и армия и флот,
Себя мы помним еле-еле,
Все для тебя Маммона. Вот!...

Тут можно долго продолжать,
Язвить, вздыхать и причитать.
Чтоб настоящее осмыслить
Нам надо прошлое понять.
Мы все сегодня как-то скисли
И тупо раком лезем вспять.
И как нам яростно внушают,
Что мы ущербная страна,
И как же подло искажают
Его мотивы и дела.
А как старательно скрывают
Нам факты те, что против лжи -
Тут все приемы хороши...

И если б в мире лучше стало
После Союзного развала!
Становится все хуже, хуже -
Везде Маммона прет наружу.
И будь спокоен, не одну
Еще развяжет он войну.
Поснись же, славянин, проснись,
В России слышишь хрип да стоны,
С колен позорных поднимись,
Убей в себе жида - Маммону!
15.06.2008

Не сплин

Давно живем не по уму,
Здесь развалили, там украли,
Ну что же, видно по-всему
Всерьез себя мы потеряли.

Устал Российский дух тянуть
Мир этот алчный и жестокий.
Прилег, как видно, отдохнуть,
Махнув рукой, вздохнув глубоко.

Маммона правит свой "шабаш",
И ритуальный нож послушен.
Вновь коллективный разум наш
Вопит: - Спасите наши души!-

В хмельном угаре славянин,
Но что-то в нем тихонько зреет.
Нет. Не английский это сплин -
Тоска по праведной идее.
03.08.2008

КАК?

Простого человеческого счастья
Становится все меньше на земле.
Плацдармы завоевывая властно,
Кругами ширится во мгле
Душ человеческих дичанье.
В нем алчность, злоба и сознанье,
Потеря вектора добра.
Водороздел, что был вчера,
Между добром и злом размытый.
В смятеньи разум с толку сбитый
Впадает в крайности значений,
Да примитивных вожделений.
Поток событий нас несет,
Мы в нем безвольно копошимся,
Ждем, что спаситель к нам придет.
Его все нет, мы ропщем, злимся.
Одни себя отдали водке,
Опору в ней свою найдя,
Фронтов духовных полны сводки
Ушедших от реалий дня.
При всем притом еще бравады
Они, как правило, полны,
А этого как раз и надо
От нас правителям страны,
Которую ведут в закланье
Всем непокорным в назиданье.
Другие - в единеньи с Богом
Пытаются себя найти,
Мнят, что нашли они дорогу,
Стоят на истинном пути.
И, умиляясь постоянно
Присутствию Его во всем,
Томятся в ожиданье странном
Суда и кары ночью, днем.
А то, что суд уже свершился,
Им это как-то невдомек,
Бог очень долго с нами бился,
Но сделать ничего не смог.
Мы в храм души своей впустили
Наживу, алчность, выбив дверь,
Содомский грех провозгласили
Мы добродетелью теперь.
Детей бездомных расплодили,
Бомжей, бандитов и хапуг.
Свою страну мы разорили,
Легко вступив в порочный круг.
А третие, ища изыски,
Во внутненний уходят мир,
Мир снов и чувств, где дозы-впрыски
Манят, сверкают, как Памир,
Уйти от этой прозы жизни,
Тупой и ушлой суеты,
От телевизора, от тризны,
От оглушающей тоски.

Но как нам с мыслями собраться,
Россия, грешная земля!
Как в твою душу достучаться?
Ведь спит еще душа твоя...
27.08.2008.

Шакалий синдром.

Много в жизни бывает потерь,
Все когда-то достигнем нирваны.
Как-то сильный, но раненый зверь,
Ослабевший лежал на поляне.
И стервятник уж чуял беду,
Кровь у зверя из раны сочилась,
Он лизал ее словно в бреду,
А поодаль шакалы сгрудились.
Голосили и выли они,
Так что ужас закладывал уши,
Волновал этот запах крови,
Будоражил шакальи их души.
Злость огнями горела в глазах,
Страх и ненависть в них закипали,
На горячих зубах, языках
Алчность пеною проступала...

Россию за что ненавидит
Прибалтика, Киев, Кавказ?
Видеть хотят и ведь видят
(Не скривит их долбаный глаз)
В России исчадие ада,
В ней зло мировое узрев,
И пишут статьи и доклады,
И голосят нараспев
Об имперской сути, стеная,
Агрессию, видя во всем.
Историю врут, искажают
И указуют перстом.
Ладно, теперь вы вассалы -
Америки око и глас.
Вас хорошо обобрали
И еще поимеют не раз.
И вот вы послушно трубите,
Клюете ее тут и там,
Угробить Россию хотите -
Вдруг что-то обломится вам.
Прибалтика дремлет и видит -
Россия ослабнет - и вот
В каком-то неведомом виде
Халява ей в рот потечет.
Только б признала Россия,
Что был оккупации срам,
Заставим мы эту "мессию"
Платить не по хилым счетам!
Надеется Киев, что с НАТО
Он потеснит москаля.
Надейтесь, надейтесь, ребята,
Нужны вы Америке для
Того чтоб Россию ослабить,
Нарезать ее на куски.
Глядишь - и достанется "мабудь"
Вам что-то от барской руки.
Осиным гнездом Закавказье
Граничит с Россией уже
И быстро, почти в одночасье
Дичает в своем кураже.
И укусить, и ужалить
Вы не упустите шанс,
Хозяин умело направит
И властно скомандует: "фас!".
Награда вас ждет за старанье,
Но помните лишь об одном:
Все это имеет названье,
Зовется - шакалий синдром.
12.09.2008.

Обсудить на форуме


Внимание! Администрируется.
Сообщения будут удалены в случае, использования одним посетителем нескольких имен,
Запрещается(!) использовать нецензурную брань и оскорблять участников дискуссии.


Март, 2009

X