Виктор Петрухин (Семёныч) (р. 1941)

ЛЮБО

Мой дом - просторная Россия:
Поля, селенья, купола.
И - солнце, и - дожди крутые,
Колокола, колокола!
Не те, что в звонницах навылет,
Нет. Благовест в душе моей,
Когда с блестящих шлемов хлынет
Сиянье солнечных лучей
В прожилках ясной бездны неба
И в пряже белых облаков.
И жизнь моя, и быль, и небыль
Сплетаются в одну любовь.
Когда смотрю на колоннады
Особняков в конце аллей,
Печально мне, но сердце радо
Вестям из мглы минувших дней.
В их строе слышу песен русских
Слова и тягостный мотив.
И в этих старых песнях грустных
Духовность прадедов моих, -
Их мир сермяжный и суровый,
Их мир во фраках на балах,
Мир чести, праведности, слова.
Люблю, и слёзы на глазах.
Москва, Смоленск, Ростов, Калуга -
Круг первый древнего кольца.
Мне всё, как есть, в России любо
До топкой грязи у крыльца,
Когда осенней непогодой
Зашторен дальний окоём,
И серо всё, и всё убого,
И дождь, и холод за окном.
Я знаю - будет всё иначе.
Я предрекаю яркий день.
И кто там над Россией плачет,
И кто там каркает над ней?
И кто там бьётся в ностальгии,
И слюни за морями льёт?..
Вы отказались от России, -
Кто любит, тот не предаёт.
А Русь стоит неколебимо,
Всегда была, и вечно - быть.
Она и днесь и впредь любима,
И можно ль, можно ль не любить
Её священные жилища
И круг семейный у стола,
Веков витые корневища,
И белых храмов купола.

* * *

Августовская пижма в июле,
Седина в молодые года.
От сумы, от тюрьмы и от пули
Зарекаться нельзя никогда.

Жизнь в России, как ветер осенний,
Как насупленный полог небес,
Как протяжные горькие песни
От души из горячих сердец.

Таково наше русское братство:
Каждый - сам до урочной поры,
Когда надо стеною подняться
Или сесть на пиру за столы.

И тогда мы, в едином порыве,
Можем смять или славу воздать.
Мы - суровые дети России,
А она - терпеливая мать.

Есть в России и синие дали,
И туманы в лугах у реки
На заре под косыми лучами,
И пожатье любимой руки.

От суровой безрадостной жизни
Зарекаться не надо, друзья.
Но и разумом двигать не лишне,
Но и бегать от счастья нельзя.

* * *

Зелёная роскошь лесов и садов
Сгорит и исчезнет среди холодов.
Русь-Родина, древняя матерь моя,
Мельчают родные твои сыновья.

Глубокого неба широкий простор
Обуглит заката затихший костёр.
Русь-Родина, древняя матерь моя,
Скудеют рассудком твои сыновья.

Озёра и реки: волна, быстрина
Закроются льдом и снегами сполна.
Русь-Родина, древняя матерь моя,
Пускают тебя с молотка сыновья.

Колючие свеи в полях отсвистят,
Лучами ручьи на бегу заблестят.
Русь-Родина, древняя матерь моя,
К тебе равнодушны твои сыновья.

Замкнётся времён удивительный круг,
Дни те же, но всё по-другому вокруг.
Русь-Родина, древняя матерь моя,
Манкуртами стали твои сыновья.

* * *

Слушаю, русичи, вас, -
Отчий очаг не погас,
Предков огонь не потух,
На небе красный петух
Грудь выдувает вперёд,
Глотку в побудке дерёт.

Парни плечами ведут,
Матерь предать не дадут,
В ратном суровом строю
Встанут за землю свою.

Корни дремучих лесов,
Корни московских глупцов,
Корни степенных крестьян, -
Всех на Руси россиян, -
В мощном сплетенье лежат,
Русь берегут-сторожат.
В сказках, былинах они,
В храмах, где свечек огни,
На площадях городских,
В лучших твореньях людских,
В вечных твоих именах,
Русь, на могильных камнях.

Стелется в поле трава,
Ходит в глубинах плотва,
Гнётся к воде рогоза...
Русь уничтожить нельзя.

* * *

Неприветливая Русь
Всюду окружает,
И есенинская грусть
Сердце надрывает.

Так уж, видно, повелось:
На святых просторах
Мало песен родилось
Светлых и весёлых.

На беде да на крови
Пажити родные.
Но, поди ж ты, оторви
Душу от России.

* * *

Холодное небо России,
Просторы и ветер в степи,
Российские сказки и были:
Кот в доме и пёс на цепи...
Что прожито, что пережито;
Монахи, бояре, князья...
Всё временем стёрто, убито,
Всё живо в груди у меня.
Я соткан из листьев осенних,
Из пряжи осенних дождей,
Из светлых и горестных песен
Отчаянных русских людей.
И я наполняюсь любовью,
И встать на защиту готов...
И мне не приятен до боли
Вороний язык чужаков.
1999

* * *

Монолог огня в камине,
Буйство ветра за окном.
"Гибнет, - говорят, - Россия",
Сосны шепчутся о том.

И, куда ни бросишь взоры,
Как умом ни повернёшь,
Видишь грустные просторы,
Лица грустные найдёшь.

Бестолковое веселье,
Где тоска вокруг и мрак.
В кровь закачивает зелье
Бесшабашный молодняк.

В русских сёлах, меж домами,
Крутит вихри жёлтый лист,
Да летят вороньи стаи
Косяками - крыльев свист.

"Гибнет, - говорят, - Россия".
Гнётся, терпит русский люд,
Помнят хаты дни былые,
Мужики - не помнят. Пьют.

Ну а, может, это снится
Под весёлый гул огня:
Просто катит колесница
Сна сквозь чёрный бред меня.
Песочня 04.03.08.

* * *

Далёкий гудок тепловоза,
Колёс затихающий стук,
Усадьба: на столике проза,
Фонтан и берёзы вокруг.
И синее небо, и тайна
Плывущих, как сон, облаков.
И жизнь в эту пору печальна
Вдали от больших городов.
А утренний лес полон света,
И жемчуг росы на траве,
Последние шорохи лета
В густой августовской листве.
Аллея пуста и туманна,
И струи фонтана молчат,
И фея грустит у фонтана,
И первые листья летят.
21.08.2013. Песочня, Пасека

К СЛАВЯНАМ!

Не кадры хроники,
Не фильмы
О необузданной войне…
Славяне, люди, - это мы ли!?
Как ловко нас оговорили!
Не в страшном ли томимся сне?

Единоверцы, как случилось,
Мы разум окунули в зло,
И сердце гневом заострилось,
И друг на друга ополчилось,
И друг на друга – повело!

Славяне, люди, - не пора ли
Очнуться, усмирить курки!?
Нас много раз уничтожали,
Но мы достойно смерть встречали,
Вонзая в недруга штыки.

Не кадры хроники,
Не фильмы
О необузданной войне…
Единоверцы, - это мы ли?
Казним друг друга что есть силы,
А враг смеётся в стороне.

Там, - за морем, за океаном, -
Готовят нам кромешный ад.
Ещё немного, - и обманом
За Киевом, за градом славным,
Всю Русь сожгут и разорят.

Славяне, нас не взять с набега!
Учили прадеды-отцы:
Не милости просить у неба,
Народ – вот альфа и омега!
И нет другого оберега!
Наш бич –
Вселенские дельцы!
06.05.2014. Песочня, Пасека

ЧТО ТАКОЕ ХОРОШО?

Хорошо у фонтана
И берёз – в жуткий зной.
Хорошо полстакана,
Да с морозца, – зимой.

Хорошо ночью тёмной,
Если свет - вдоль шоссе.
Хорошо в жизни стрёмной -
Быть бесстрашной душе.

Хорошо в шквале вздорном –
Встретить умную речь,
И в укладе позорном -
Честь и совесть сберечь.
23.05.2014. Песочня, Пасека

ГРУБЫЕ СТИХИ

Колониальная Россия,-
Идёт зомбированный люд.
Мессия? А на кой мессия?
Едим, скребёмся, что уж тут.

Хозяин – там, за океаном.
А здесь – наместники его.
Раскинулись московским станом
И шарят нагло по карманам.
А люди что? А - ничего!

Колониальная Россия.
Названье – есть, России – нет.
Её традиции святые,
Её столетия былые –
На слом, как старый хлам, в кювет.

Ещё границы – на запоре.
Но это для отвода глаз,
Чтоб зомби не очнулся в споре,
Не одержал победу в ссоре,
А глас народа – Божий глас.

«Восстань, восстань, народ, смелее!», -
Кричу в зомбированный люд.
В ответ мне: «Брось, жива Рассея!
Едим, скребёмся, что уж тут»…
15.05.2014. Песочня, Пасека

* * *

Незабудки открыли
Голубые глаза,
Одуванчики золотом
Луг окропили,
Самоцветами вспыхнула
В травах роса, -
Солнце тронуло землю
Лучами своими.

И симфония лета
Наполнила Русь,
Распахнулись широкие
Дали без края,
И восторг хлынул в грудь,
Губы шепчут: горжусь,
Русский я,
А Россия мне –
Матерь родная.

Я горжусь, что за мглами
Далёких веков
Предки землю России
Для жизни пахали,
И охотились в дебрях
Высоких лесов,
И в широких степях
Вражью сыть истребляли.

Я горжусь, что причастен
К деяньям Руси,
К людям в бронзе, которых
Прославил Микешин.
Я горжусь, я - в восторге:
Предтечи мои
Пробивали в грядущее
Светлые бреши.
Декабристы, Радищев,
Некрасов, Толстой,
Чернышевский и Герцен –
Всеславные лица;
Ленин – вот на века
Легендарный герой.
Нам ли, русичи,
Нашей землёй не гордиться!?

Солнце тронуло землю,
Раздвинулась Русь,
Распахнулись широкие
Дали без края,
И восторг хлынул в грудь,
Губы шепчут: горжусь,
Русский я,
А Россия мне –
Матерь родная.
25.05.2014. Песочня, Пасека

ТАБУНЩИК

По дорогам бегут табуны,
На столбах: красный, жёлтый, зелёный…
Километры великой страны:
Перекрёстки, берёзы и клёны.

Радость жизни, нужда и печаль
За рулями, у грязных обочин.
И лежит неоглядная даль
И прекрасная вся, и - не очень.

Тройка Русь! Это было давно.
Сотни, тысячи сил лошадиных
Лист опавший свивают в руно
На дорогах коротких и длинных.

Не в лаптях-зипунах кучера,
Не поводья в руках с кнутовищем.
Умерла та глухая пора.
Сто - под низко посаженным днищем.

И табунщик в салоне, как бог.
Сын России? Надежда? Опора?
Равнодушный насельник? Игрок?
Критик из забугорного хора?

Кто ты есть? Угадать не могу.
Сам ответь под размеренный шелест:
В том ли ты, или в этом кругу -
Русский ты или алчный пришелец?

Русь уносят твои табуны,
В те ли всё самобытные дали?
Иль тебе не до чести страны,
Лишь бы жать, очертя, на педали.

* * *

Вдоль Руси и поперёк Руси
Поезда, машины, самолёты…
Господи, Русь-матушку спаси
От Кремля, от пьянства до икоты.

Вдоль Руси и поперёк Руси
Наркота, церковные моленья…
Господи, Русь-матушку спаси,
Юное шальное поколенье.

Вдоль Руси и поперёк Руси
На духовность мощная атака…
Господи, Русь-матушку спаси -
Вразуми и выведи из мрака.

Вдоль Руси и поперёк Руси
Прячутся от жизни, кто как может…
Господи, Русь-матушку спаси,
Тех, кого судьба её тревожит.

* * *

Россия, что качаешь кронами
И слёзы льёшь в осенний день,
Полна орущими воронами
Над прахом жалких деревень?

Россия, что исходишь мыслями
За стенами своих квартир
И по ночам дрожишь под выстрелы,
На клочья рвущие эфир?

Ты снова, Матерь, одурачена,
Всё смотришь в голубой квадрат,
Гадаешь, что там обозначено:
Расцвет, рассвет или закат.

И вновь, как в годы стародавние,
Готова в землю лбом упасть
За харч, чужие брюки драные,
Отдавшись под чужую власть.

И что же ты качаешь кронами,
И что же - слёзы по щекам?
Похоже, мы, тобой рождённые, -
Твоя любовь, печаль и срам!

* * *

Зима, зимка, зимушка,
Щёки - алый мак;
Русь моя, Россиюшка -
Попик да кабак.

Удаль молодецкая -
Песня ППШ,
Бывшая советская
Тёмная душа.

Белая околица,
Неба козырёк,
Снег с налёта колется,
Ползает у ног,

Ивушка хлестучая,
Рядом тополя, -
Древняя могучая
Русская земля.

Города огромные
Молча, без возни,
Ставлены свободными
Мощными людьми.

Головы рисковые,
Руки да топор,
Взмах - палаты новые,
Золотой узор;

Колокольни - витязи,
Что ни храм - краса,
Девка ли привидится,
Божьи ли глаза.

Зима, зимка, зимушка -
Всюду белый цвет.
Русь моя, Россиюшка,
Есть ты или нет?
1992

* * *

Россия, кто тебя не лапал,
Кто на тебя не пялил глаз!?
Повергнуть под топор на плаху
Пытались многие не раз.

А ты жива. И нету силы
Тебя унизить и подмять.
Мои соотчичи - красивы.
Их силу силой не сломать.

Но - забурятся, всё не любо:
Вверху - не так, внизу - не так.
Ломаясь и кривляясь грубо,
Русь погружается во мрак.

И вдруг из грязи и из мрака,
За той-ли за рекой Москвой,
Рождается, лучист и маков,
Рассвет далёкой полосой.

И новая заря - в пол неба.
И Русь изрядней и мощней
Державно восстаёт из пепла, -
И вечен этот ход вещей.

* * *

Через сито туч
На чудо землю - Русь
Мелкий дождичек рассеивает грусть.
Закрывает от дождя просторный зонт,
Далеко в туман уходит горизонт.
Надо мной горит, как солнце,
Плотный клён,
На чужом окне букет,
Как вешний сон.
Тропки, лужи, травы -
В жёлтых солнцах сплошь.
Грусть осеннюю рассеивает дождь.

У НАС В РОССИИ

Прекрасный мир!
Не знаю, как везде,
У нас, в России, - рай:
Кусты черёмух,
Сады в цвету и лепестки в воде,
И даль - в закат,
В безветренную дрёму.

У нас, в России,
Сосны - до небес,
И облака вокруг белее снега,
Плывут за луг, за поле, дальний лес -
От края неба и до края неба.

У нас, в России,
Недра, как ларцы,
Набитые богатствами земными.
Нам завещали деды и отцы
Беречь ларцы богатые России.

У нас, в России,
Девки, как цветы,
Их лица молчаливые прекрасны,
А парни и рукасты, и круты,
Открыты другу, для врага - опасны.

У нас, в России,
Зори, как пожар,
Безоблачные ночи в крупных искрах,
И шар луны, и солнца красный шар
В час белых рос,
Торжественный и мглистый.

У нас, в России,
Рай, куда ни кинь:
В полях колосья ржи, метёлки проса
Прекрасно всё - от впадин до вершин,
Хоть жить в раю накладно и не просто.
Киров (Песочня) 16.05.08.

* * *

Речка, тропинка,
Домишек пяток, -
Русский, старинный,
Глухой закуток;
Кладбище,
- - - - -поле заросшее,
- - - - - - - -лес;
Чистый, как стёклышко,
Полог небес.
Облаком сердце
Окутала грусть:
Это забытая Матушка-Русь

Еду вперёд,
Вот и город большой:
Реки машин,
Этажи над душёй;
Люди снуют –
Муравей к муравью,
Молча их взгляды
Немые ловлю.
Офис, Феррари,
Диван, Интернет
Жизнь, как во сне, –
Виртуальный сюжет.
Облаком сердце
Окутала грусть:
Это, –
Бегущая к пропасти, Русь.
06.06.2014. Москва – Песочня

* * *

Земля поёт, когда цветёт,
Когда весна благоухает,
И солнце нежно обнимает
Всё, что порхает и растёт:

Сад, луг, два белых мотылька,
Птиц мощное многоголосье,
И рос искрящуюся россыпь
В траве, поднявшейся слегка.

Земля поёт, когда в садах,
Как платья, свадебные кроны.
И даже чёрные вороны
Не портят праздничный размах.

Пойдём, любимая, в наш сад
И будем слушать мета-пенье,
Весны весёлое круженье
Под ярко-синий солнцепад.
15.05.2014 Песочня, Пасека

НЕНАСТЬЕ

Шумят берёзы, ели, липы,
Волнуется, буровит лес,
Рыданья слёзные и всхлипы
Под низким пологом небес,

Которые на запад рвутся
Над растревоженной землёй:
И сносит птиц, и кроны гнутся,
И валит с ног на мостовой.

Куда вы, тёмные созданья,
Клубящиеся в вышине?
Какие тайные желанья
Переплавляются в огне?

И бесконечно льются слёзы,
Порой, подобные ручьям.
Шумят и мечутся берёзы,
И звёзд не видно по ночам.

Украли солнце золотое,
Закрыли плотно яркий день.
И где то, русское раздолье,
Размах лугов и птичья звень?!

И где то, радостное лето
Над полновесностью полей?!
Мчит прорва неба к краю света, –
На запад, - над землёй моей.
26.06.2014. Песочня, Пасека.

МОЯ ОБМАНУТАЯ РУСЬ

ВЕНОК СОНЕТОВ

1.

Ветер холодный качает ковыль,
Серое небо стремится на юг,
Птицей-подранком волнуется мысль,
В трепетном сердце гнездится испуг.

Век 21-й – печаль разлита,
Жёлтые пчёлы – смертельный укус.
Рухнула в бездну благая мечта:
Пробуем жамки свободы на вкус.

Сласти раздолья - они не про нас;
Ветер холодный срывает покров;
Разум в народе - как редкий алмаз;
Льётся под скалами алая кровь.

Ветер срывает колючую пыль,
Снег заметает вчерашнюю быль.

2.

Снег заметает вчерашнюю быль:
Красные звёзды над мирной страной
Ярче горели вселенских светил, -
Враг этот свет обходил стороной.

Жали, пахали и сеяли в срок,
Строили рай и растили богов;
Рвались вперёд до бесчувствия ног,
Тайны вскрывали, срывая покров.

Рай возводили на грешной земле,
Вракам о свете ином вопреки.
Предали дело народа в Кремле:
В поле пожухли живые ростки.

Густо повисли над ними снега,
Тропы-дороги покрыла шуга.

3.

Тропы-дороги покрыла шуга,
Ветры осенние лгут о весне;
Красные звёзды упали к ногам,
Хищные птицы парят в вышине.

Падают сверху: терзают, когтят...
В ликах богов послушания тень.
Глыба распалась, обломки летят...
Боги не смеют подняться с колен.

Русь распахнула объятья свои
Маскам-улыбкам на шабаше тьмы.
Вспыхнули-взвыли-рванули бои…
В искрах морозных покои зимы.

Танки над пашнями или стога?
Слева направо повисла пурга.

4.

Слева направо повисла пурга,
К звёздам навеки уходят творцы,
Ложь, разложение – вот берега
Мутной реки, где ратан да гольцы.

Хилая поросль явилась на свет, -
Пиво, мечеть, секта, храм, героин, –
Чёткий пунктир:
- - - - -полу-жизнь, полубред,
И между ними – устойчивый сплин.

Секс, Интернет, голубой телерай
Льются на головы вольных рабов.
В мутной реке и плыви, и ныряй,
Не выходи из её берегов.

Бегство от жизни, навязчивый страх.
Новые речи скользят в проводах.

5.

Новые речи скользят в проводах:
Гонит пургу русофобская рать.
Дети Израиля - в первых рядах,
Детям илотов - на всё наплевать.

Русь исчезает, идёт с молотка,
Сотни сосальщиков щупают плоть,
Тучные нивы – в кустах ивняка:
Некому в сёлах пахать и полоть.

Немцы, французы и хищники США
Опустошают и тянут из недр.
Дух святорусский и русский Левша,
Русская песенность были и - нет.

Дебри таёжные в палах-кострах,
Кормится новая власть в городах.

6.

Кормится новая власть в городах:
Номенклатура взошла на престол.
КПСС подготовила крах:
К самому сердцу приставила ствол,

В грудь Октября - вероломный заряд,
Но не убит не родившийся плод.
Флаги свои приспустила заря,
Круто направо метнулся народ.

Вольному воля: убийцы, купцы,
И пустоцветы безкомплексных див.
Юрко отступники прячут концы,
Душу творца в человеке убив.

Слякоть, снега… На Руси кутерьма…
Новые мысли проникли в дома…

7.

Новые мысли проникли в дома…
Крутится-вертится «поле чудес»,
Взрывы ночами. Сума да тюрьма:
Высшее благословенье небес.

Рвутся, свиваясь в спираль, провода;
Сварка разрухи в безмолвных цехах;
Гибнут селения и города,
У созидателей слёзы в глазах.

Встречи восьмёрок, фуршеты, торги,
Крики: «Кто больше?» Зависла рука.
Счёт-камертон, и движенье руки:
Продана! Точка. Удар молотка.

Вытравлен знак воровского клейма.
Мечется между домами зима.

8.

Мечется между домами зима,
В окна без стёкол со свистом летит;
Быстро спускается жуткая тьма,
Хлёстко мотаются ветки ракит.

Еду просёлками – глухо в полях:
Вёснами здесь не ревут трактора.
До горизонта в сплошных ковылях
Тени с небес, их гоняют ветра.

Сёла пустые: в ночи – ни огня,
Девок гармонь не сзывает на круг,
Ни лая псицы, ни ржанья коня,
Плетью не рвёт тихий воздух пастух.

Еду просёлками мимо потерь…
Бухает где-то забытая дверь.

9.

Бухает где-то забытая дверь,
Круто развёрнута чья-то судьба.
Кто-то, как зомби, а кто-то, как зверь.
Толпами меряют робу раба.

Толпы властей и халявщиков рать,
Партий нелепых внушительный круг.
Русских людей на Руси не узнать:
Прорва бессмыслицы – общий недуг.

Планка всё ниже, обвал всё страшней,
Шут за шутом на подмостках трибун,
Глупые тени экранных парней…
А от восхода летит Гамаюн.

Угол падения в бездну измерь!
Новая музыка в моде теперь…

10.

Новая музыка в моде теперь:
Музыка пуль, на ударных – Калаш;
Непримиримая музыка вер,
Жизни счастливой рекламный мираж.

Ночи и дни – бесконечный минор,
Юность взлетает и падает вниз.
И не востребован русский простор:
Мир виртуальный в сознанье завис.

Стебл, симфоджаз и ректайм, и музон,
Песни-пустышки, немые певцы,
Чтобы навеять безоблачный сон,
Чтоб заглушить горьких бед бубенцы.

Диско спиралью взлетает в зенит,
Лихо скрежещет, взвывает, звенит.

11.

Лихо скрежещет, взвывает, звенит,
Бойкие скачки ведёт диск-жокей,
Светлыми пятнами время летит,
В эструсе трётся толпа предлюдей.

Стадо - не стадо, пора - не пора,
Больше не надо ни слов, ни стихов,
Хочешь? Входи. Остальное – мура!
В потном чаду погибает любовь.

Крылья орлов не растут за спиной.
Эйфманы, эйфманы, эйфманы - в ряд.
Русские Пушкин, Тургенев, Толстой
За паутинами полок молчат.

Трётся толпа, от натуги – сопит,
Топчется тупо и тупо долбит.

12.

Топчется тупо и тупо долбит.
Некому вызволить Русь из тенет.
Ум ниже пояса в яйцах висит.
Жрать, еть - и более помыслов нет.

Ветер вокруг, снег ли, пляски дождя,
Громы ли, молнии глотками жерл, -
Ждём не дождёмся крутого вождя:
Мало невинно загубленных тел.

Думали: стены сломаем, и мир
Примет в объятья радушные нас.
В путах паучьих готовится пир…
Ветер метёт, как метлой, белый наст.

Что навевает тревогу и грусть?
Ветер ли, Бог ли? Судить не берусь.

13.

Ветер ли, Бог ли (судить не берусь)
Резво глумится над русской землёй?
Я, вот, от творчества власти тащусь:
Три головы, мнится, – нет ни одной.

Вьёт забугорный паук свой узор,
Бьётся страна в золочёных сетях,
Три головы, извергающих вздор.
Их бы снести, - нет булата в руках.

Может, такая природа у нас:
Зной, слякоть, дождь и полгода мороз.
Лишь бы огонь в очаге не погас,
Спьяну бы ветер в пургу не занёс.

Думаю: кто это, не разберусь,
Выстудил души и тёплую Русь?

14.

Выстудил души и тёплую Русь
Ветер наживы и мощный обвал.
В олигархфренов планеты всмотрюсь:
Вот он безжалостный хищный оскал;

Вот он источник смертей и тревог,
Песен бессмысленных чёрный певец,
Истая власть. И оплаченный бог
Служит ему, а не стаду овец.

Ветер наживы холодный, как смерть,
Вольно гуляет по Матерь-Руси,
Всюду-повсюду его круговерть:
Колемся, пьём, хоть святых выноси.

Бита, кулак, арматура, костыль…
Ветер холодный качает ковыль.

15.

Ветер холодный качает ковыль,
Снег заметает вчерашнюю быль,
Тропы-дороги покрыла шуга,
Слева направо повисла пурга.

Новые речи скользят в проводах,
Кормится новая власть в городах,
Новые мысли проникли в дома…
Мечется между домами зима.

Бухает где-то забытая дверь,
Новая музыка в моде теперь:
Лихо скрежещет, взвывает, звенит,
Топчется тупо и тупо долбит.

Ветер ли, Бог ли (судить не берусь)
Выстудил души и тёплую Русь?
03.08.2014 Москва-Песочня-Пасека

Перейти на страницу  |1 | 2 |  

Обсудить на форуме


Внимание! Администрируется.
Сообщения будут удалены в случае, использования одним посетителем нескольких имен,
Запрещается(!) использовать нецензурную брань и оскорблять участников дискуссии.


Июля, 2014

X