Александр Прокофьев (1990 - 1971)

Мне о России надо говорить…

1

Мне о России надо говорить,
Да так, чтоб вслух стихи произносили,
Да так, чтоб захотелось повторить,
Сильнее всех имён сказать: «Россия!»

Сильнее всех имён произнести,
Сильнее матери, любви сильнее,
И на устах отрадно провести
К поющим волнам, что вдали синеют.

2

Не раз наедине я был с тобой,
Просил участья, требовал совета,
И ты всегда была моей судьбой,
Моей звездой, неповторимым светом.

Он мне сиял из материнских глаз,
И в грудь вошёл, и в кровь мою проник,
И если он в груди моей погас,
То сердце разорвалось в тот же миг!

3

Среди долины ровныя…
Из песни


Сияние небес твоих огромно,
И пусть навеки память сохранит:
Могучий дуб среди долины ровной
Твоей зарёй, как лентою, обвит.

И он стоит, величия исполнен,
И смотрит вдаль, и видит дальний путь.
И только шрамы от ударов молний
Как воину, легли ему на грудь.

4

А сколько молний грудь твою разили!
Не раз, врываясь в дом твой, обнаглев,
Враги кричали: «Кончено с Россией!»
И узнавали твой, Россия, гнев!

Такой испепеляющий и грозный,
Он так неумолимо налетал,
Что, если враг тогда метнулся к звёздам,
Не избежал бы гибели и там!

5

Воротясь обратно из Зазвездья…
Николай Асеев


Уже в Зазвездье красный флаг огнистый.
Подвластно всё мозолистым рукам.
Идут с открытым сердцем коммунисты,
Любить тебя – их заповедь векам!

Они несут знамёна боевые,
Благоговейно осеняют Русь,
Они клялись беречь тебя, Россия,
И я под их знамёнами клянусь!

Почти над самым плёсом

Почти над самым плёсом,
Почти что над волной
Шумят, шумят берёзы,
Посаженные мной.

Они широкой кроной
Стремятся к облакам,
А что топор не тронул -
Спасибо землякам!

Друзья мою деревню
Зелёною зовут.
Пускай мои деревья
Меня переживут.

Под их высокой крышей
В заречной стороне
Другой стихи напишет
И вспомнит обо мне,

Помянет добрым словом
Каким-то летним днём
В краю моём суровом,
В Приладожье моём.

Он сказочною новью
Пройдёт, где я ходил,
И скажет: «Вот Прокофьев
Берёзы посадил.

А что ещё он делал -
Ответить не берусь!..»
Привет им, в платьях белых,
Твоим любимкам, Русь!
1959

***

Я песней, как ветром, наполню страну
О том, как товарищ пошел на войну.
Не северный ветер ударил в прибой,
В сухой подорожник, в траву зверобой, -
Прошел он и плакал другой стороной,
Когда мой товарищ прощался со мной.
А песня взлетела, и голос окреп.
Мы старую дружбу ломаем, как хлеб!
И ветер - лавиной, и песня - лавиной...
Тебе - половина, и мне - половина!
Луна словно репа, а звезды - фасоль...
«Спасибо, мамаша, за хлеб и за соль!
Еще тебе, мамка, скажу поновей:
Хорошее дело взрастить сыновей,
Которые тучей сидят за столом,
Которые могут идти напролом.
И вот скоро сокол твой будет вдали,
Ты круче горбушку ему посоли.
Соли астраханскою солью. Она
Для крепких кровей и для хлеба годна».
Чтоб дружбу товарищ пронес по волнам,
Мы хлеба горбушку - и ту пополам!
Коль ветер - лавиной, и песня - лавиной,
Тебе - половина, и мне - половина!
От синей Онеги, от громких морей
Республика встала у наших дверей!
1929

* * *

Соловьи, соловьи, соловьи,
Не заморские, не чужие,
Голосистые, наши, твои,
Свет немеркнущий мой, Россия!

Им, певучим, остаться в веках
Над ватагой берез непослушных,
На прибрежных густых лозняках,
Над малиной — зеленой и душной;

Над черемухой, дикой, лесной,
Чей веселый наряд неизменен,—
Вся она в белой пене весной,
В бело-белой и в розовой пене!

О Русь, взмахни крылами!

Да, есть слова глухие,
Они мне не родня,
Но есть слова такие,
Что посильней огня!

Они других красивей -
С могучей буквой "р",
Ну, например, Россия,
Россия, например!

Вот истина простая:
Как будто кто-то вдруг
Сберег и бросил стаю
Из самых лучших букв,

Из твердых да из влажных,-
И стало чудо жить.
Да разве тле бумажной
Такое совершить?

Наполненное светом,
Оно горит огнем,
И гимном слово это
Гремит в стихе моем!

Россия

(Вступление к поэме)
Сколько звёзд голубых, сколько синих,
Сколько ливней прошло, сколько гроз.
Соловьиное горло - Россия,
Белоногие пущи берёз.

Да широкая русская песня,
Вдруг с каких-то дорожек и троп
Сразу брызнувшая в поднебесье
Породному, по-русски - взахлёб;

Да какоё-нибудь старый шалашик,
Да задумчивой ивы печаль,
Да родимые матери наши,
С-под ладони глядевшие вдаль;

Да простор вековечный, огромный,
Да гармоник размах шире плеч,
Да вагранки, да краны, да домны,
Да певучая русская речь!

Каждый день был по-своему громок,
Нам войти в эти дни довелось,
Сколько ливенок, дудочек, хромок
Над твоими лугами лилось!

Ты вовек не замолкнешь, родная,
Не померкнут веснянки твои,
Коль сейчас по переднему краю
Неумолчно свистят соловьи!

Всё равно на тропинках знакомых
И сейчас, у любого крыльца,
Бела-белая пена черёмух
Льётся, льётся - и нет ей конца!

. . .

Москва, Москва, священная держава,
Благословляя, веря и любя,
Мы за тебя по долгу и по праву,
И по любви, - мы бьёмся за тебя!

За то, чтобы, черёмух пеной белой
Дымя, дымилась тёплая земля,
Возликовав за отчие пределы,
В отраде жили русские поля.

За то, чтоб солнце гасло на затоне
И звёзды отражались бы в реке,
За то, чтоб мать глядела с - под ладони
На озарённом солнце большаке.

За то, чтоб смолк повсюду рёв орудий,
Чтоб хлеб и соль стояли на столе,
За то, чтоб просто радовались люди
На снова отвоёванной земле!

Ничего нам, Родина, не надо,
Кроме как, везде других милей,
Шла, жила, цвела б твоя отрада
В неизменной вечности своей.

Ты за это в битвы снарядила
Сыновей, чтоб вновь из года в год
Ходуном сама земля ходила
От твоих ликующих работ!

Ты за это в битвы снаряжала
Сыновей, чтоб снова у тебя
В каждой капле солнце отражалось,
Торжествуя, радуясь, любя!

Вот идём мы в схватке самой жаркой,
Ратные в работе и бою…
Ничего нам, Родина, не жалко -
Жалко потерять любовь твою!

Потому на суше и на море,
В небе бьёмся мы за путь прямой,
Над которым снова встанут зори,
Как одна с малиновой каймой.
1943 -1944

* * *

...А мне Россия
Навек люба,
В судьбе России -
Моя судьба.
Мой век суровый,
Мой день крутой
Гудит громово:
«Иди, не стой!»
Идёт Россия -
Врагов гроза,
Синее синих
Её глаза,
Синее синих
Озёр и рек,
Сильнее сильных
Её разбег!
Неповторима,
Вольным-вольна,
Необорима
В грозе она!
С ней, непоборной,
Иду, как в бой,
Дорогой горной,
Тропой любой.
Всё в ней, в Отчизне,
Кругом моё,
И нету жизни
Мне без неё!
1965

Сентябрь, 2008

X