Михаил Светлов (1903 - 1964)

РОССИЯ

Россия! Ведь это не то что
Ямщик - захудалая почта.
Россия! Ведь это не просто
Плакучая ива у моста.

По оползням древних оврагах
Медвежьей походкой века
Прошли от последних варягов
До первого большевика.

И пусть, по преданьям старинным,
Богатство не счесть твоего, -
Кончалось аршином сатина,
Россия, твоё щегольство.

Тебе сквозь кабацкую сладость
Несла перекатная голь
Свою однодневную радость,
Свою ежедневную боль.

Неловко поправив рубаху,
К мучительной смерти готов,
На лобное место без страха
Взошёл Емельян Пугачёв.

Сквозь гущу полярного мрака,
Махая в пути посошком,
Учиться к московскому дьяку
Идёт Ломоносов пешком.

Встаёт петербургское утро,
Безмолвно стоит караул,
На Софью Перовскую грустно,
Прощаясь, Желябов взглянул. ..

Россия во мраке казённом
Склонялась над каждым казнённым.
Россия без слёз и без жалоб
Прекрасных сынов провожала.

И пишет чиновник приказный
Ещё и ещё имена…
За казнями следуют казни,
Идёт за войною война.

За русской добычей богатой
Японский спешит капитал,
И навзничь ефрейтор женатый
Среди гаоляна упал…

А время над миром голодным
Неслось и неслось неспроста, -
В истории Прага и Лондон
Свои занимают места.

- Трудиться нельзя безвозмездно!
Спасайте бездомных ребят! -
Тревожно партийные съезды
Ударили в русский набат.

Как труден, Россия, как горек
Был путь исторический твой!..
Но вот я уже не историк,
А битвы участник живой.

Да! Я принимаю участье
В широких шеренгах бойцов,
Чтоб в новое здание счастья
Вселить наконец-то жильцов!

Недаром я молодость отдал,
Россия, за славу твою,
Мои комсомольские годы
Ещё остаются в строю.

Полвека я прожил на свете,
Но к юности всё же тянусь,
Хотя подрастающим детям
Уже патриархом кажусь.

Спокойные пенсионеры
О прошлом своём говорят,
А рядом идут пионеры,
Как сто Ломоносовых в ряд.

Они электричество знают,
Грядущее зрят наяву,
Пред ними с любовью склоняет
Природа седую главу.

Пред ними дубы вековые,
Как верные стражи в пути…
По мирным просторам России
Идти бы ещё да идти!

Не то чтобы в славе и блеске
Другим поколеньям сверкать,
А где-нибудь на перелеске
Рязанской берёзою встать!
1952

УКРАИНА

Сколько шашек, гремя о победе,
Эти травы роскошные трогали!..
Ты пришла к нам изранена, бредя
Именами Шевченко и Гоголя.

По волнам голубого стекла
Ты неслась гайдамацкими пиками,
Ты не мёдом, а кровью текла
По усам генерала Деникина.

Ты свинцом провожала гостей,
Ты в дырявом платке замерзала
В ожиданье советских частей
У Синельниковского вокзала.

Я хотел бы опять и опять
Комсомольскою песнею вторить
Всем победам твоим и шагать
По пространствам твоих территорий,

Чтобы в звеньях полка молодого
Снова юным пройти сквозь бои,
Чтобы неба полтавского вдоволь
Мне хватило на годы мои!

Юных песен и родины жажда, -
Я хожу и шепчу по Москве:
- Пусть живёт она, счастлива, дважды!..
Хай живее! Хай живее! Хай живее!
1936

Песня о фонариках

Над рекою Москвою, вдоль Москва-реки,
Самолёты вражеские шли,
И тогда карманные фонарики
На ночных дежурствах мы зажгли.

Припев:
Бессменный часовой
Все ночи до зари;
Мой старый друг – фонарик мой,
Гори, гори, гори!


Помню время сумрака туманного, -
Тех ночей мы помним каждый час, -
Узкий луч фонарика карманного
В ночи ты не разу не погас.

Припев

Помню ночь над затемнённой улицей,
Мы с любимой были рядом тут,
И фонарик – вот какая умница! -
Вдруг погас на несколько минут.

Припев

Над родной притихшею столицею
Он светил на каждом чердаке,
Пусть сегодня снова загорится он,
Как бывало, в девичьей руке!

Припев
1942

РУСЬ

Хаты слепо щурятся в закат,
Спят дороги в беспробудной лени...
Под иконой крашеный плакат
С Иисусом спорит о спасеньи.

Что же, Русь, раскрытые зрачки
Позастыли в бесконечной грусти?
Во саду ль твоем большевики
Поломали звончатые гусли?

Иль из серой, пасмурной избы
Новый, светлый Муромец не вышел?
Иль петух кровавый позабыл
Запалить твои сухие крыши?

Помню паленой соломы хруст,
Помню: красный по деревне бегал,
Разбудив дремавшую под снегом,
Засидевшуюся в девках Русь.

А потом испуганная лень
Вкралась вновь в задымленные хаты.
Видно, красный на родном селе
Засидевшуюся в девках не сосватал.

По сожженным пням издалека
Шел мужик все так же помаленьку...
Те же хаты, та же деревенька
Так же слепо щурились в закат.

Белеют босые дорожки,
Сверкает солнце на крестах...
В твоих заплатанных окошках,
О Русь, все та же слепота.

Но вспышки зарев кто-то спрятал
В свою родную полосу,
И пред горланящим плакатом
Смолкает бледный Иисус.

И верю, Русь, Октябрьской ночью
Стопой разбуженных дорог
Придет к свободе в лапоточках
Все тот же русский мужичок.

И красной лентой разбежится
Огонь по кровлям серых хат...
И не закрестится в закат
Рука в щербленой рукавице.

Слышит Русь, на корточки присев,
Новых гуслей звончатый напев
И бредет дорожкой незнакомой,
Опоясана декретом Совнаркома.

Выезжает рысью на поля
Новый, светлый Муромец Илья,
Звонко цокают железные подковы...
К серым хатам светлый держит слово.

Звезды тихо сумерками льют
И молчат, заслушавшись Илью.
Новых дней кровавые поверья
Слышат хаты... Верят и не верят...

Так же слепо щурятся в закат
Окна серых утомленных хат,
Но рокочут звончатые гусли
Над тревожно слушающей Русью.
1921

ИТАЛЬЯНЕЦ

Черный крест на груди итальянца,
Ни резьбы, ни узора, ни глянца,-
Небогатым семейством хранимый
И единственным сыном носимый...

Молодой уроженец Неаполя!
Что оставил в России ты на поле?
Почему ты не мог быть счастливым
Над родным знаменитым заливом?

Я, убивший тебя под Моздоком,
Так мечтал о вулкане далеком!
Как я грезил на волжском приволье
Хоть разок прокатиться в гондоле!

Но ведь я не пришел с пистолетом
Отнимать итальянское лето,
Но ведь пули мои не свистели
Над священной землей Рафаэля!

Здесь я выстрелил! Здесь, где родился,
Где собой и друзьями гордился,
Где былины о наших народах
Никогда не звучат в переводах.

Разве среднего Дона излучина
Иностранным ученым изучена?
Нашу землю - Россию, Расею -
Разве ты распахал и засеял?

Нет! Тебя привезли в эшелоне
Для захвата далеких колоний,
Чтобы крест из ларца из фамильного
Вырастал до размеров могильного...

Я не дам свою родину вывезти
За простор чужеземных морей!
Я стреляю - и нет справедливости
Справедливее пули моей!

Никогда ты здесь не жил и не был!..
Но разбросано в снежных полях
Итальянское синее небо,
Застекленное в мертвых глазах...
1943

Сибири

Ты, Сибирь, лежишь перед глазами…
Только я хотел тебе помочь,
Ты сама за счастье вышла замуж,
Каторги, удачливая дочь.

У меня гостят твои морозы,
Я с историей твоей знаком…
Видите, друзья? Столетий слёзы
Катятся сибирским ручейком.

Сколько ж мы годов перестрадали,
Сколько ж мы измучились, пока
Ручейки улыбок побежали
Сквозь тайгу, сквозь души, сквозь века!

Там, где тракт весёлый расстилался,
Комсомольцы весело идут…
Я бы вместе с ними рассмеялся -
Мне смеяться слёзы не дают…

Прошлое – долой!
Над прошлым – баста!
В миллионном мы идём числе…
Ах, Сибирь моя!
Ты здравствуй, здравствуй,
Сколько можешь, здравствуй на земле!
1961

Октябрь, 2008

X