Николай Иванович Тряпкин (1918 - )

РУСЬ

Значит - снова в путь-дорогу,
Значит - вновь не удалось.
Значит - снова, братцы, - с Богом!
 На авось, так на авось.

Что нам отчее крылечко!
 Что нам брат и что нам друг!
Ты катись моё колечко,
 Хоть на север, хоть на юг.

Умираем, да шагаем
Через горы и стада.
 А куда идём - не знаем,
 Только знаем, что туда:

 В те края и в те предместья,
Где дома не под замком,
Где растут слова и песни
Под лампадным огоньком.
 
Провались ты, зло людское,
Все карманы и гроши!
Проклинаю всё такое,
Где ни Бога, ни души.

То крылечко — не крылечко,
Где платочек — на роток…
Ты катись, моё колечко,
Хоть на запад иль восток.

Проклинаем да шагаем
Через горы и стада.
 А куда идём - не знаем,
 Только знаем, что туда.
      1993

Песнь о великом походе

Как ныне сбирается вещий Олег
отмстить неразумным хазарам.
                    А. ПУШКИН.


Итак начинаю. Время
Приветствую светом дня.
Я ноги обую в стремя
Я вам подведу коня.
На стогнах гремят витии,
А с нами - отряды муз.
О Русь! Купина! Россия!
Великий Советский Союз!

Настала пора походов,
Каких не бывало ввек.
В полях, на горах и водах
Играет в трубу Олег -
Олег не простой, а вещий,
Сияющий бог дружин.
Мы славим такие вещи,
Что стоят любых былин.

Мы любим свои базары
И дедовских песен вязь.
А в наши глаза хазары
Швыряют срамную грязь.
А в нашем Кремле хазары
Пускают страну в распыл...
Эгей, господа Гайдары!
Недаром я злость копил.

Настала пора походов,
Каких не бывало ввек, -
С полюдьями всех заводов,
С разливом великих рек.
Матросы на Чёрном море,
Охотские моряки,
Балтийцы стоят в дозоре,
Готовые, как штыки.

А в сёлах гремят витии,
А с нами - отряды муз.
О Русь! Купина! Россия!
Великий Советский Союз!
Давай же, герой наш вещий,
Сияющий бог дружин!
Мы знаем такие вещи,
Что стоят любых былин...

Держава - на полном сборе.
Хвалынцы и тверяки.
И песни мои в дозоре,
Готовые, как штыки.
1993год.

* * *

О Русь моя!.. Мать

Когда Он был, распятый и оплеванный,
Уже воздет
И над крестом горел исполосованный
Закатный свет --
Народ притих и шел к своим привалищам --
За клином клин,
А Он кричал с высокого распялища --
Почти один.
Никто не знал, что у того Подножия,
В грязи, в пыли,
Склонилась мать, родительница Божия --
Свеча земли.
Кому повем тот полустон таинственный,
Кому повем?
"Прощаю всем, о Сыне мой единственный,
Прощаю всем".
А Он кричал, взывая к небу звездному --
К судьбе своей,
И только Мать глотала кровь железную
С Его гвоздей...
Промчались дни, прошли тысячелетия,
В грязи, в пыли...
О Русь моя! Нетленное соцветие!
Свеча земли!
И тот же крест -- поруганный, оплеванный.
И столько лет!
А над крестом горит исполосованный
Закатный свет.
Все тот же крест... А ветерок порхающий --
Сюда, ко мне:
"Прости же всем, о Сыне мой страдающий:
Они во тьме!"
Гляжу на крест... Да сгинь ты, тьма проклятая!
Умри, змея!..
О Русь моя! Не ты ли там -- распятая?
О Русь моя!..
Она молчит, воззревши к небу звездному
В страде своей.
И только сын глотает кровь железную
С ее гвоздей.

ВЕРБНАЯ ПЕСНЯ

За великий Советский Союз!
За святейшее братство людское!
О Господь! Всеблагой Иисус!
Воскреси наше счастье земное.

О Господь! Наклонись надо мной.
Задичали мы в прорве кромешной.
Окропи Ты нас вербной водой,
Осени голосистой скворешней.

Не держи Ты всевышнего зла
За срамные мои вавилоны, -
Что срывал я Твои купала,
Что кромсал я святые иконы!

Огради! Упаси! Защити!
Подними из кровавых узилищ!
Что за гной в моей старой кости,
Что за смрад от бесовских блудилищ!

О Господь! Всеблагой Иисус!
Воскреси моё счастье земное.
Подними Ты мой красный Союз
До Креста Своего аналоя.

Русь

С одною думой непостижной
Смотрю на твой спокойный лик.
А.Блок.


Сколько прожитых снов! Сколько звёздного шума!
Сколько вёсен и зим на плечах!
А со мною всё та ж непостижная дума
И все те же виденья в ночах.

И всё та же свеча над бессонной страницей
Догорает в моей конуре…
И цветёшь ты во мне луговою зарницей
И цветком, что весной на дворе.

И опять ухожу я к ракитам далёким
И к далёким мостам полевым,
Чтобы вновь прокричать журавлём одиноким
Над великим простором твоим.

Прокурлычу – и вновь не услышу ответа,
И поникну печальным крылом.
Только снова под пологом лунного света
Застучишь ты в лесу топором.

Узнаю тебя, Русь. И не буду в обиде,
И свой подвиг свершу как смогу
И пускай той ракитой в осенней хламиде
Загрущу я в пустынном лугу.

И склонюсь под железом высокою рожью,
И сорокой скакну у ручья.
Ты – единый мой свет на моём раздорожье
И единая пристань моя.

И вернусь я к своей одинокой светлице
Никому неизвестной тропой…
И летит моя дума – полночная птица,
И роняет перо над тобой.

Декабрь, 2007

X