Борис Зиновьевич Сиротин, родился в Оренбурге в 1934 году. Член Союза писателей России. Живет в Самаре

***

- Пропала Россия, пропала! -
И бомж, и крутой эрудит,-
Пропала! - мне кто ни попало
Во самое ухо твердит.
И в слове сквозит умиленье
И вместе - живая слеза,
А я, хоть и в здравом сомненье,
Крещусь всё же на образа.

И вдруг в нашем нынешнем лихе
Услышал, сколь уши смогли,
Что плач этот долгий и тихий -
Из тысячелетней дали.
Там, кажется, нет и прогала
Большого, чтоб мира вдохнуть... -
Пропала Россия, пропала! -
И бьют себя в гулкую грудь.

Но ведь поднималась из пепла,
Опершись на твердую власть!
И быстро мужала и крепла,
Чтоб... снова в отчаянье впасть.
Но это ли доброе дело
С хмельною умильной слезой
Живое закапывать тело,
Заваливать тяжкой землёй!

Сумерки

Сумерничать. Не зажигая света,
Глядеть, как среди веток снегири
Качаются, и нравится им это,
И будто предлагают мне — смотри.
И я смотрю в окно. Оно прозрачно
Особенной прозрачностью, в окне
Предметы, что средь бела дня невзрачны,
Таинственны у сумерек на дне.

Таинственные сумерки России,
Где глубина совместна с простотой,
И растворен в них в тихости и силе,
Как дальний отблеск неба, Дух святой.
Свет, задремавший на остатках Рима,
Как незаметно в этот вещий час,
Как незаметно и неутомимо
К себе самим он обращает нас!

Из мглы сомнений на родную сушу
Ступаем мы; о, краешек земли!
И мысли о погибели, что душу
Терзали днем, растаяли, ушли.
А снегири давно уж улетели,
В окне лишь веток тонкая резьба,
А сумерки, синея, загустели,
Но брезжит в них молитва и судьба.

* * *

Проживаю в Европе, однако
Не хочу избавляться от знака
Азиатских колючих степей —
Прицепился ко мне, как репей.
Зов космических этих раздолий,
Песнь трагических этих пространств...
Воля русская пуще неволи,
Хлеб степной слаще вычурных яств.
Никогда никуда не уеду,
Бог не выдаст — свинья и не съест,
Да и нужен ли немцу-соседу
Иль французу мой странный приезд?
Ведь за мной дышит край полудикий,
И на лацкане темном моем
Тот репей вместо белой гвоздики
Полыхает колючим огнем.
Здесь, под кроною Отчего Древа,
Проживем — ничего, ничего! —
И под стрелами Божьего гнева,
И под тяжестью ласки Его.

* * *

Т. Х.

Любовь?.. Но мне любви не надо,
Ищу я нежности одной,
Хотя бы хрупкого, но лада
С детьми, с друзьями, со страной.
Ты, нежная, ко мне приходишь,
И сразу — чуткость и покой.
По лбу и по груди проводишь
Своей прохладною рукой.
И голову мою в заботе
Берешь прохладными двумя...
Но кто ты? Утоленье плоти?
Иль тонкий дух, проникший в мя?
Какая нежность и прохлада,
Какая огненная кровь!
Твержу, что мне любви не надо,
Да кабы знать, чту есть любовь.

Обсудить на форуме


Внимание! Администрируется.
Сообщения будут удалены в случае, использования одним посетителем нескольких имен,
Запрещается(!) использовать нецензурную брань и оскорблять участников дискуссии.


Сентябрь, 2007

X